Фатех Вергасов

Кузнецов Алексей Александрович
07.02.1905 - 01.10.1950

Кузнецов Алексей Александрович, 07.02.1905 - 01.10.1950Кузнецов Алексей Александрович родился в городе Боровичи Новгородской губернии, партийный деятель, генерал-лейтенант (1943). Сын рабочего. С 1922 рабочий-сортировщик лесопильного завода. В 1924-32 секретарь Ореховского волостного комитета комсомола, инструктор, зав. отделом, секретарь Боровичского и Маловишерского уездных комитетов РКСМ, зав. отделом Нижегородского окружного комитета и секретарь Чудовского райкома ВЛКСМ.

В 1925 вступил в ВКП(б). С 1932 инструктор Ленинградского горкома ВКП(б), 2-й секретарь Смольнинского, 1-й секретарь Дзержинского райкомов партии (Ленинград). Сделал быструю карьеру в период массовых чисток партактива в 1936-38.

Креатура Сталина, который выдвигал его как верного сталиниста взамен уничтоженных кадров. С авг. 1937 зав. отделом, с сент. 2-й секретарь Ленинградского обкома и горкома ВКП(б).

С 1939 член ЦК ВКП(б). Одновременно в 1939-46 член Военного совета Балтийского флота, кроме того входил в Военные советы Северного (июнь-авг. 1941) и Ленинградского (сент. 1941 - дек. 1942, март 1943 - май 1945) фронтов, 2-й ударной армии (дек. 1942 - март 1943).

Ближайший помошник  А.А. Жданова. Главный организатор обороны города, в числе других представителей высшего партсостава несет свою долю ответственности за то, что Ленинград абсолютно не был готов к блокаде, что стало причиной гибели почти половины его населения.

С января 1945 1-й секретарь Ленинградского обкома и горкома ВКП(б). С 18.03.1946 секретарь ЦК ВКП(б), член Оргбюро ЦК и начальник Управления кадров ЦК ВКП(б).

Считался одним из самых перспективных в новом поколении партработников, многие рассматривали его как возможного преемника Сталина. Пользовался популярностью в партии.

На Пленуме 28.01.1949 освобожден от обязанностей секретаря и в февраля 1949 назначен секретарем Дальневосточного бюро ЦК ВКП(б), которое существовало лишь на бумаге. 07.03.1949 выведен из состава Оргбюро.

13.08.1949 арестован в кабинете Г.М. Маленкова. [до ареста слушатель курсов переподготовки политсостава при Военно-политической академии им.Ленина]. Стал ключевой фигурой, вместе с Н.А. Вознесенским, в так называемом "ленинградском деле" - серии закрытых процессов, затронувших в 1950 несколько тысяч партработников - уже сталинских выдвиженцев 1937-38.

01.10.1950 приговорен к смертной казни. Расстрелян. В 1954 реабилитирован и в 1988 восстановлен в партии.

Его дочь Алла (1928-1957) - вышла замуж за сына Анастаса Ивановича Микояна, который был женат на Ашхен Лазаревне Туманян (1901-1971). Один его сын - Владимир (1924- 1942) -летчик-истребитель, погиб в воздушном бою; другой -Алексей (1925- 1986) - еще школьником арестовывался НКВД, а затем воевал в авиации, генерал-лейтенант.

Использованы материалы из кн.: Залесский К.А. Империя Сталина. Биографический энциклопедический словарь. Москва, Вече, 2000

источник


Жена – Воинова Зинаида Дмитриевна (ее брат – Воинов Серафим Дмитриевич, в годы войны был порученцем у члена Военного Совета Ленинградского   фронта  А.А. Кузнецова). Дочери: Галина Алексеевна (†1957), Алла Алексеевна (1949), муж  – Микоян Сергей (Серго) Анастасович. Доктор исторических наук

Последние 3-4 года, а теперь считают, что и больше, Берия уже не командовал органами. В МГБ "правили бал" Меркулов и Абакумов, прямо подчинявшиеся Сталину. Управление охраны вообще было особой службой (как у Ельцина) и замыкалось на Власике, личном охраннике Сталина.
 
Уход Абакумова и отстранение Власика - не дело рук Берии, как полагает Волкогонов, а плод растущей подозрительности Сталина. Поскребышев - тоже жертва этой подозрительности. Еще в 1947-48 гг. Сталин отдал контроль над органами в руки нового секретаря ЦК А.А. Кузнецова, героя ленинградской эпопеи (в начале 1949 года я женился на его дочери Алле).
 
Но тогда Маленков и Берия смогли убедить Сталина, что Кузнецова нужно убрать, а затем уничтожить. Когда же на МГБ был поставлен секретарь Ярославского обкома Игнатьев, органы, по подсказке лично Сталина, начали так называемое "мингрельское дело", в ходе которого отстранялись и арестовывались ведущие подручные Берии.
 
Сталин сказал: "Ищите большого мингрела!" Вполне вероятно, что в следственном аппарате МГБ оставались еще связанные с ним люди типа Влодзимирского (он, кстати, и меня допрашивал в 1943 году).
 
Но они "работали" только на Лубянке, никакой возможности добраться до "ближней дачи" Сталина не имели. Конечно, у Берии были все основания бояться за себя и желать ухода Сталина. Но у него тоже не было никакой возможности ускорить этот уход. Новый начальник охраны Сталина, как и рядовые охранники, перегрыз бы горло собственной матери для обеспечения безопасности "хозяина". Эти боготворившие его фанатики и в 80-е годы подавали свой голос, восхваляя его изо всех сил.

Доходный дом Первого Российского страхового общества
Кронверкская ул., 29; Большая Пушкарская ул., 37

Бенуа Леонтий Николаевич
37. Доходный дом Первого Российского страхового о-ва. Кронверкская ул., 29 - Б. Пушкарская ул., 37. 1913-1914. Совместно с Ю. Ю. Бенуа.
Бенуа Юлий Юльевич
17. Доходный дом Первого Российского страхового о-ва. Кронверкская ул., 29 - Б. Пушкарская ул., 37. 1913-1914. Совместно с Л. Н. Бенуа.
Кузнецов Алексей Александрович
( 1905-1950 ) государственный деятель, жил
Шостакович Дмитрий Дмитриевич
( 1906-1975 ) композитор, жил 1938 - 30.09.1941 кв. 5, 5-й этаж
Здесь написана 7-я симфония
Говоров Леонид Александрович
( 1897-1955 ) маршал Советского Союза, жил 1942 – 1946
Прокофьев Александр Андреевич
( 1900-1971 ), поэт, жил 1957 – 1971
Лит.: 45. Калинин Б.H. Юревич П.П. Памятники и мемориальные доски Ленинграда: Справочник. Л. 1979.#102. Санкт-Петербург. Петроград. Ленинград: Энциклопедический справочник. М. 1992.#121. Хентова С.М. Шостакович в Петрограде-Ленинграде. 2-е изд., доп. Л. 1981. С. 292-294

Юбилей одной провокации

11 июля 1951 года, Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постанлвление "О нездоровой ситуации в Министерстве государственной безопасности СССР". В соответствии с данными в этом решении оценками, сутки спустя был арестован тогдашний министр государственной безопасности Союза ССР генерал-полковник Виктор Семенович Абакумов, объявленный "главой сионистского заговора в МГБ", и началась очередная чистка органов госбезопасности. К своей кульминации на всех парах понеслась последняя крупная политическая провокация сталинской эпохи.

Режим единоличной власти, явившийся следствием бюрократического перерождения правящей элиты, окончательно утвердившейся после победы Сталина над большевистской партией в ходе физического уничтожения большевиков-ленинцев в конце 30-х годов и ликвидации ленинского внутрипартийного режима, не мог не существовать без такого рода политических провокаций, каждый раз заканчивающихся кровавыми "чистками", однако эта, последняя, любопытна и поныне своей относительно малой известностью и целым рядом близких к современности аналогий.

2

Родившийся в 1908 году Виктор Абакумов, став чекистом, изначально пользовался поддержкой тогдашнего главы НКВД СССР Лаврентия Берия, назначившего его сперва (1939 год) начальником Управления НКВД по Ростовской области, а затем (1941 год) руководителем Особых отделов госбезопасности, действовавших в Красной Армии и на флоте.

Молодой и не обременненный особыми знаниями (он не окончил даже средней школы) и связями в органах, однако волевой и оперативно одаренный чекист, Абакумов потребовался Сталинe, когда тот в 1943 году начал "игру на ослабление" органов НКВД и их шефа Берия под предлогом разделения НКВД на три составляющих - Наркомат внутренних дел, Наркомат госбезопасности (НКГБ СССР) и переданную в ведение Наркома обороны военную контрразведку "Смерш", которую и возглавил в ранге заместителя наркома обороны 35-летний Абакумов

3

Весной 1946 года Сталин делает новые шаги по укреплению режима своей личной власти и ослаблению позиций "старых членов Политбюро": Берия отстраняется от непосредственного руководства карательными органами, его правая рука - генерал армии Всеволод Меркулов - теряет пост министра госбезопасности, Маленков устраняется из секретариата ЦК ВКП(б), а его пост, включая полномочия контроля за кадрами, госбезопасностью и юстицией переходит к Алексею Кузнецову, сделавшему быструю карьеру в Ленинграде в период репрессий 1936-39 г.г. и (вместе со Ждановым) приложившему руку к расправе над Ленинградской партийной организацией.

На пост главы МГБ Жданов и Кузнецов пытаются продвинуть своего приятеля по Ленинграду Кубаткина, так же как и они повинного (в качестве главы Управления НКВД/НКГБ) в грубейших нарушениях социалистической законности.

Но хитрый Сталин, не желая "класть все яйца в одну корзину", отдает пост министра Абакумову, принимая однако при этом к руководству (решение Политбюро ЦК ВКП(б) от 20 августа 1946 года) ждановско-кузнецовскую концепцию структуры госбезопасности и ее направлений деятельности.

4

Данная концепция представляла собой кардинальный разрыв с существовавшей еще со времен Дзержинского и оправдавшей себя (как до 1946 года, так и впоследствии, уже при Андропове) ведомственной структурой.

Концепция 1946 года предполагала дальнейшее разделение органов госбезопасности и создание независящих друг от друга и конкурирующих между собой спецслужб, причем секретариат ЦК ВКП(б) выступал в этой схеме в качестве арбитра.

В рамках реализации данной концепции в 1947 году из ГБ выделяется внешняя разведка и создается новый орган Комитет информации, который сперва возглавлял Молотов, затем - Вышинский ( ну чем не прямая аналогия с действиями новых "демократических" правителей, выделивших в самом конце 1991 года из состава КГБ Службу внешней разведки, во главе которой оказался дипломат Примаков).

В 1949 году из системы ГБ изымается и передается в ведение ЦК ВКП(б) (вообще не орган госвласти - !) управление специальной и шифровальной связи и спецтехники (почти так же поступил и Ельцин, учредив самостоятельное ФАПСИ - Федеральное агентство правительственной связи и информации), та же судьба постигает и управление охраны правительства (полная аналогия с созданием нынешней ФСО - федеральной службы охраны). Помимо своих основных функций все эти структуры начали "войну компромата" друг против друга, завалив ЦК ВКП(б) тьмой доносов

5

Абакумов пытался минимизировать очевидный вред всех этих "нововведений" (как по соображениям делового характера, так и борясь за увеличение собственных властных полномочий). Исходя из этого, он сыграл более чем активную роль в уничтожении по т. н. "ленинградскому делу" Кузнецова и других приспешников Жданова, за что и был сам осужден в декабре 1954 года.

Однако активное участие в "ленинградском деле" самого Виктора Семеновича не спасло: 02 июля 1951 года подполковник МГБ Михаил Рюмин передает через референта Жданова Суханова Д.Н. (впоследствии осужденного за хищения) записку на имя Сталина, где сообщает о существовании в МГБ СССР якобы разветвленного "сионистского заговора" во главе с Абакумовым, который саботирует расследование "дела еврейских врачей", уже якобы "залечивших" Жданова и готовящих ту же участь самому Сталинe.

Уже 11 июля назначенная по указанию Сталина комиссия (в составе - секретарь ЦК ВКП(б) и зам. Председателя Совета Министров СССР Георгий Жданов (председатель), зам. Председателя Совета Министров СССР Лаврентий Берия, зам. председателя КПК при ЦК ВКП(б) Матвей Шкирятов и зав. отделом руководящих парторганов Семен Игнатьев) вносит на рассмотрение Сталина проект упомянутого выше постановления Политбюро, в который "вождь" вносит ряд поправок (в частности, о "преступной деятельности" Абакумова и об освобождении его с поста министра). Провокация сработала

6

09 августа 1951 года новым министром ГБ становится Игнатьев, не обладавший никаким опытом политической работы. Направляя его на этот пост, Сталин называет это назначение "политическим" и в качестве основных задач устанавливает "чистку МГБ" и его "реформирование"

Разве не похоже на то, каким образом г-н Путин представлял три с половиной месяца назад на коллегии МВД РФ нового министра Бориса Грызлова и не напоминает первые шаги нового главного милиционера страны на этом посту?.

Вслед за Игнатьевым на руководящую работу в МГБ направляются десятки сотрудников аппарата ЦК партии и комсомола, секретарей обкомов и т.п. публики, не обладавшими никакими навыками для оперативно-следственной работы, но "прославившимися" фальсификацией дел, применением пыток и должностными подлогами (почти все они были изгнаны из органов еще в 1953-54 г.г., кое-кто осужден.

Игнатьев и Рюмин, ставший его заместителем, арестовывают большое количество чекистов-профессионалов (Райхман, Эйтингон, Питовранов, Селивановский, Кузьмичев, Белкин, Броверман, Чернов и др.), из которых хотели сформировать "коллектив заговорщиков для процесса врачей-убийц во главе с Абакумовым".

Однако, в отличие от арестованных тогда же медиков, никто из сотрудников ГБ, несмотря на пытки и издевательства, признательных показаний не дал. Так же как и Абакумов, несмотря на карцер, избиения и лишения сна.

7

Провалы следствия, о которых Сталину вынужден был доложить в январе 1952 года Игнатьев, подвигли стареющего диктатора к очередной "реформе". Следственная часть МГБ СССР была фактически выделена из непосредственного ведения министра и подчинена Председателю Совета Министров СССР (не лишне напомнить, что сейчас Путин и Ко планируют выделение следственных подразделений ФСБ, МВД и пр. из соответствующих ведомств в т.н. "Федеральный следственный комитет" или "Федеральную службу расследований").

Теперь работой следователей руководил такой "крутой профессионал" как сам Сталин. На практике это означало полный паралич следственной работы: так, например, Сталина посещает сверхценная идея, что все соученики арестованного врача Мирона Вовси по дореволюционной витебской гимназии - якобы его сообщники.

Аппарат МГБ ищет их по всей стране, арестовывает, свозит в Москву, пытает, ничего содержательного не узнает и боится доложить о фиаско наверх до тех пор, пока уже впавший в склероз Сталин об этой своей идее не забыл. Так проходят недели и месяцы, следствие затянулось, что, в конечном итоге, и спасло жизнь большинству необоснованно арестованных.

Именно Сталин несет персональную ответственность за грубые фальсификации и беззакония 1951-53 г.г. Так, 18 октября 1952 года он лично требует от руководства МГБ применения "физического воздействия на арестованных".

06 ноября того же года по его личному указанию начинается серия пыток Абакумова, причем теперь его не только избивают, но и постоянно держат в "кандалах", как сказал Сталин (днем - руки за спиной, ночью - сковано все тело). В декабре 1952 года в кабинете начальника внутренней тюрьмы МГБ создается по одобренному Сталиным эскизу камера пыток как "хирургический кабинет", где скальпелями и иными режущими инструментами пытают того же Абакумова.

8

Поскольку следствие застряло, то в лице Рюмина находят крайнего. 14 ноября 1952 года его отстраняют от всех постов и переводят на работу в Министерство госконтроля СССР под начало министра Меркулова.

У Игнатьева - инфаркт, и вся руководство текущей деятельностью МГБ переходит в руки 1-го зам. министра Серго Гоглидзе, которого Сталин в ноябре 1952 года напутствует следующим образом: "Нельзя работать в МГБ в белых перчатках и при этом оставаться чистым".

01 декабря 1952 г. Сталин созывает заседание Президиума ЦК КПСС, на котором заявляет о существовании в стране "разветвленного заговора", состоящего из "абакумовцев", "врачей", "грузинских националистов" (сторонники Берия из руководства Грузии, на тот момент уже арестованные) и неназванных им "партийных руководителей", причем заговорщики-де связаны не только между собой, но и со Сланским, Тито и спецслужбами США, Великобритании и Израиля.

Итогом обсуждения явилось принятое 04 декабря 1952 года постановление ЦК КПСС "О ситуации в Министерстве государственной безопасности", продолжившее серию дальнейших "реорганизаций" разведки и контрразведки, которая теперь коснулась не только собственно ГБ, но и армейской разведки (ГРУ Генштаба) и контрразведки. Все эти меры, как всегда, прикрывались фиговым листком "партийного контроля над деятельностью МГБ".

9

После того, как 09 января 1953 года расширенное заседание Бюро Президиума ЦК КПСС переквалифицирует "сионистский заговор в МГБ" в "дело врачей" (поскольку ни Абакумов, ни другие арестованные чекисты в "сионизме" и пр. не признаются) в стране набирает тон резкая по накалу пропагандистская кампания по подготовке общества к предстоящей охоте на "врагов народа". Но уже с 20 февраля она начинает ослабевать, что, видимо, связано с ухудшением состояния здоровья Сталина.

05 марта он умирает. 13 марта новый шеф ГБ Берия назначает переследствие по "делу врачей" и освобождает ряд арестованных по "делу Абакумова". 31 марта врачей отпускают, 03 апреля на заседании Президиума ЦК КПСС принимается решение об их реабилитации, 04 апреля по распоряжению министра ликвидируются камеры пыток и "подручные приспособления".

По указанию Берия начинается ознакомление членов и кандидатов в члены ЦК КПСС с секретными документами из архивов МГБ о личной причастности Сталина к фальсификациям и преступлениям периода 1951-53 г.г. В решениях Президиума ЦК КПСС от 09 мая 1953 года впервые появляется термин "культ личности"...

10

Возвращаясь теперь к событиям 50-летней давности, мы руководствуемся не только стремлением воссоздать реальную историческую канву. Сейчас, когда в очередной раз разного сорта публика пытается "реабилитировать Сталина", отнюдь не лишне напомнить о мало известном этапе его преступлений.

Сейчас, когда Путин в ускоренном темпе создает свое полицейское государство (как мы видим, иногда по старым сталинским рецептам), необходимо напомнить о том, как уже однажды в истории нашей страны выглядело такое " сильное государство" и во что оно обошлось народам СССР.

Зная об этом, легче бороться. Бороться для того, чтобы такие эпизоды в нашей жизни больше не повторялись. Никогда!

Владимир Соловейчик


№ 4

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПРЕЗИДИУМА ЦК КПСС О «ЛЕНИНГРАДСКОМ ДЕЛЕ»

Военная коллегия Верховного Суда СССР 30 апреля 1954 г. реабилитировала Н.А. Вознесенского, А.А. Кузнецова, М.И.Родионова, П.С.Попкова, Я.Ф.Капустина, П.Г.Лазутина, И.М.Турко, Т.В.Закржевскую, Ф.Е.Михеева

Голосованием было принято постановление, предусматривающее секретное хранение решения в «особой папке». Однако на заседании 20 мая того же года (прот. № 65, п. ХХVIII) по инициативе Н.С.Хрущева решено было с постановления снять гриф «особая папка» и ознакомить с ним партийно-советскую номенклатуру, разослав постановление в обкомы, крайкомы, ЦК компартий союзных республик и в отделы ЦК КПСС для ознакомления (РГАНИ. Ф. 3. Оп. 8. Д. 110. Л. 182). См. также справку «О так называемом „Ленинградском деле” и другие документы» (Известия ЦК КПСС. 1989. № 2. С. 124–137)

03 мая 1954 г.

№ 63. п. 53 – О деле Кузнецова, Попкова, Вознесенского и других

Расследованием, произведенным в настоящее время Прокуратурой СССР по поручению ЦК КПСС, установлено, что дело по обвинению Кузнецова, Попкова, Вознесенского и других в измене Родине, контрреволюционном вредительстве и участии в антисоветской группе было сфальсифицировано во вражеских авантюристических целях бывшим министром госбезопасности СССР, ныне арестованным Абакумовым и его сообщниками.

Используя факты нарушений государственной дисциплины и отдельные проступки со стороны Кузнецова, Попкова, Вознесенского и других, за которые они были сняты с занимаемых постов с наложением партийных взысканий, Абакумов и его сообщники искусственно представили эти действия как действия организованной антисоветской изменнической группы и избиениями и угрозами добились вымышленных показаний арестованных о созданном якобы ими заговоре.

По этим сфабрикованным Абакумовым ложным материалам Военной коллегией Верховного суда СССР в 1950 году были осуждены Кузнецов, Попков, Вознесенский Н., Родионов, Капустин и Лазутин к расстрелу, Турко – к 15 годам тюремного заключения, Закржевская и Михеев – к 10 годам тюремного заключения.

В связи с этим делом Особым совещанием при бывшем МГБ СССР и Военной коллегией Верховного суда СССР было осуждено свыше 200 человек, часть как соучастники, а большинство – близкие и дальние родственники осужденных.

ЦК КПСС постановляет:

1. Поручить Генеральному прокурору СССР т. Руденко в связи с вновь открывшимися обстоятельствами опротестовать приговор Военной коллегии Верховного Суда СССР по делу Кузнецова, Попкова, Вознесенского и других на предмет его отмены и прекращения этого дела.

2. Принять к сведению сообщение Прокуратуры СССР, что дела в отношении членов семей, осужденных в связи с этим делом, пересмотрены и эти лица реабилитированы.

3. Поручить Комитету госбезопасности при Совете Министров СССР (т. Серову) и Прокуратуре СССР (т. Руденко) вменить в вину Абакумову и его сообщникам совершенное ими преступление – фальсификацию дела и учиненную ими расправу в отношении Кузнецова, Попкова, Вознесенского и других.

5. Поручить Управлению делами ЦК КПСС выдать партийным и советским работникам, которые были осуждены по делу Кузнецова, Попкова, Вознесенского и других, а в настоящее время реабилитированы, денежную помощь в размере 10 тысяч рублей и по 5 тысяч рублей на каждого члена семьи (мать, отец, жена, дети).

Обязать Ленинградский и Московский обкомы КПСС предоставить работу этим работникам и членам их семей.

Обязать Министерство финансов СССР возвратить указанным работникам и членам их семей конфискованное у них имущество или возместить стоимость этого имущества.

6. Обязать Ленинградский и Московский горисполкомы депутатов трудящихся лицам, осужденным в связи с делом Кузнецова и др. и ныне реабилитированным, предоставить надлежащую жилплощадь.

РГАНИ. Ф. 3. Оп. 10. Д. 108. Л. 113; Д. 81. Л. 31–32. Подлинник. Машинопись

Международный фонд "Демократия"


Кузнецов Алексей Александрович (07(20).02.1905-01.10.1950),
член партии с 1925 г., член ЦК с 1939 г., член Оргбюро ЦК 18.03.46-07.03.49 гг., секретарь ЦК 18.03.46-28.01.49 гг.
Родился в Боровичах Новгородской губернии. Русский.
Образование среднее.
Трудовую деятельность начал в 1922 г. рабочим лесопильного завода в Боровичах.
В 1924-1932 гг. на комсомольской работе и Новгородской губернии и Ленинграде.
С 1932 г. на партийной работе: инструктор Ленинградского горкома, зам. секретаря, секретарь райкомов партии в Ленинграде, зав. отделом обкома.
С 1937 г. второй секретарь Ленинградского обкома, горкома ВКП(б), во время Великой Отечественной войны член военных советов Балтийского флота, Северного и Ленинградского фронтов, генерал-лейтенант (1943 г.).
В 1945-1946 гг. первый секретарь Ленинградского обкома и горкома партии.
В 1946-1949 гг. секретарь ЦК и нач. Управления кадров ЦК ВКП(б).
С февраля 1949 г. секретарь Дальневосточного бюро ЦК партии.
Депутат Верховного Совета СССР 1-2 созывов.
Репрессирован: 13 августа 1949 г. арестован, военной коллегией Верховного суда СССР 30 сентября 1950 г. приговорен к расстрелу, расстрелян 1 октября этого же года.
Реабилитирован военной коллегией Верховного суда СССР 30 апреля 1954 г., 26 февраля 1988 г. КПК при ЦК КПСС подтверждено членство в партии с 1925 г.

31 августа 1948 года, 45 лет назад, скоропостижно и довольно таинственно, в возрасте всего пятидесяти двух лет, умер один из ближайших приспешников Сталина, член Политбюро с 1939 года, первый секретарь Ленинградского обкома партии Андрей Александрович Жданов.
 
Он печально прославился тем, что организовал - несомненно, по поручению Сталина - страшную послевоенную травлю деятелей литературы, культуры и искусства. Началом послужило составленное Ждановым постановление ЦК "О журналах "Звезда" и "Ленинград", где великий Зощенко был объявлен "хулиганом и подонком литературы", где были постыдные, издевательские слова об Анне Ахматовой, которые не хочу и приводить.
 
В таком же погромном - действительно, хулиганском - стиле были выдержаны и последующий доклад Жданова и дальнейшие постановления ЦК - "Об опере Мурадели "Великая дружба", в котором громили группу лучших композиторов во главе с Шостаковичем и "О репертуаре драматических театров и мерах по его улучшению". В разгар этого идеологического террора Жданов вдруг умер - а через несколько месяцев нчалось, в полной тайне, так называемое "Ленинградское дело", в ходе которого были расстреляны или брошены в лагеря больше двух тысяч ленинградских партийных работников - сотрудников покойного Жданова.
 
Были как-то пристегнуты к "Ленинградскому делу" и расстреляны председатель Госплана и член Политбюро Николай Вознесенский, его брат, министр просвещения РСФСР Александр Вознесенский (причем Николая жестоко пытали перед расстрелом), секретарь ЦК Алексей Кузнецов, председатель Совета министров РСФСР Михаил Родионов, а в самом Ленинграде - первый секретарь горкома Петр Попков и многие сотни других.
 
Точные причины кровавой бани не выяснены до сих пор. Хрущев сказал о ней на двадцатом съезде, но ничего не объяснил. Историки на Западе склоняются к тому, что Жданов враждовал с Берией и Маленковым, и они сумели настроить Сталина против Жданова и ждановцев. Но это лишь более или менее обоснованные предположения

Встречи, люди, судьбы, нравы...время

www.pseudology.org