Фатех Вергасов

Гостиница "Октябрьская" - "Президент Отель"

С 19 августа 1991 года здесь была наша основная резиденция

Гостиница ЦК КПСС "октябрьская" теперь "Президент-Отель"Как и многие другие общественные организации, КПСС имела свою собственность, которой владела, пользовалась и распоряжалась по определению. Управление делами ЦК КПСС имело огромное хозяйство.

Там были гостиницы, совхозы, молокозаводы, здравницы, автопарки, полиграфические комбинаты, авиаотряды, строительные и ремонтно-строительные организации, дачное хозяйство, больницы, поликлиники, мебельный комбинат и прочая прочая.

Например, в каждом областном городе имелась гостиница под названием "Октябрьская". В Москве таких гостиниц оказалось даже две. Старая. Только знающие люди легко находили её "в переулочках Арбата".

Новая была известна многим, так как красовалась открыто, не таясь,  в доме № 24 на улице Димитрова, обратно переименованной в Якиманку.

Нет нужды каждый раз говорить о том, что все такие подразделения подразумевались, как "специальные", а их работа контролировалась соответственно.

Потребности этого хозяйства обслуживали также специальные цеха и производств на обычных фабриках и заводах, торговый базах и хранилищах. Собственно подобные обособленные цеха и прозводства имелись повсеместно, где производилась продукция на экспорт.

В октябре 1990 года, теперь уж и не упомню по каким конкретно делам, но я впервые посетил новую гостиницу "Октябрьская"

Там тогда проживал один из членов Тюменского обкома КПСС, сын его Александр, мой оргтехстроевский коллега и позвал меня на встречу со своим отцом. Я в то время руководил совместным советско-американским телекиноинформационным предприятием, которое имело знаменитый адрес: Москва, улица Королёва, 12, т.е. телецентр "Останкино".

Дела шли неважнецки из-за пассивности учредителей предприятия. Учредители даже толком и не понимали зачем они его создали. Если это предприятие, т.е. прозводственная мощность, рассуждал я, давайте заказы и будем производить. Учредители же надеялись на мою инициативу. Но раз инициатива моя, то и дивиденды должны быть моими!? При чём тут учредители!?

Создавшиеся условия заставили меня интенсивно искать новые возможности для бизнеса. Теперь уже 100 % своего. Благо, в начале августа вышло спасительное Постановление Правительства "О малых предприятиях", которое открыло для этого широчайшие возможности для индивидуального предпринимательства. И я параллельно как бы занялся консультационным и издательским бизнесом, а также оптовой торговлей компъютерами и бытовой электроникой.

Бестолковый советский учредитель было дал нам снимать телесериал с участием Франко Неро и его женой Ванессой Редгрейв. Но дело, не успев как следует развернуться, зачахло через несколько месяцев.

Американский учредитель, как оказалось, имел иные цели и намерения. Его представитель - Тристан Дел - богемный бизнесмен, которых много крутится-вертится вокруг возле и около Голливуда. В качестве представителя американского соучредителя предприятия он получил почти безпрепятственный доступ в телецентр, стал интенсивно знакомится с тамошним народом, а вскоре полностью погрузился в круговорот событий, сопровождавших освобождение средств массовой информации и Останкинского телецентра от гнёта КПСС. Там открывались широчайшие возможности.

Судя по всему, с самого начала само предприятие ему нужно было только для доступа на телецентр. Фактически не приступив к исполнению своих обязанностей по отношению к нашему предприятию, Тристан Дел покинул его. Мы поплакали для приличия...

Гостиница поразила своей роскошью и незаполненностью

Хотя обслуживающего персонала было необычно много. Дело в том, что тогда я не знал, что этот персонал обслуживает не только саму гостиницу, а весь гостиничный коплекс, в который входили ещё и все правительственные особняки на Ленинских (Воробьёвых) горах, а также десятки резиденций для временного проживания иностранных гостей. И много еще чего....

Сашин папа принял нас в прекрасном двух-комнатном номере, обставленном заказной корпусной мебелью, сработанной на закрытом мебельном заводе. Импортная мебель ещё со Сталинских времён была категорически запрещена в любых помещениях (жилых и рабочих), принадлежащих КПСС. Опасались, видимо, отравляющих испарений от заграничных пород дерева или других скрытых сюрпризов. Поэтому мебель делали на собственном мебельном комбинате. Если требовалось, там могли сработать мебель любой сложности, в том числе и под любую заграничную. И не отличить.

При формировании структуры совместного советско-югославского издательско-полиграфического предприятия "Интербук" мною было организовано 26 иногородних филиалов. Я придумал размещать филиалы в дорогих и некогда недоступных гостиницах из системы ВАО "Интурист".  Поэтому моей первой реакцией на пустующую гостиницу стал вопрос: "Почему я не снимаю здесь офис?!"

Я стал осторожно распрашивать об этом нашего визави. Тот стал важничать, но все же обмолвился, что это возможно устроить, хотя будет очень не просто. Раз возможно, рассудил я, значит будем работать над решением вопроса.

Решение оказалось далеко не простым и не быстрым. Провозиться пришлось много месяцев вплоть до 15 августа 1991 года (четверг). В этот день я заключил долговременный договор с гостинничным комплексом "Октябрьская". Директор гостиницы с характерной для такой должности фамилией Крепостной Матвей Кондратьевич очень любил это словцо - "комплекс". И всегда ревностно следил, чтобы оно и писалось и произносилось при всяком упоминании гостиницы.

В пятницу 16 августа я с сыновьями Юрой и Мишей перевёз в гостиницу оргтехнику: пять компьютеров, два "Ксерокса", телефоны с автоответчиками и т.п. Это сейчас вся эта техника стала вполне бытовой и доступной, а тогда она была далеко не обыденной, а очень даже редкой и дорогой.

Подобной техники не было даже в такой гостинице. Почти целый год этой техникой я бесплатно обслуживал нужды различный мероприятий, которые как бы вдруг стали почти ежедневно проводится в гостинице.

Это "вдруг" имело две веские причины

Ельцын Б.Н. эту гостиницу просто любил. В течение многих лет здесь за ним, как и за остальными первыми секретарями обкомов, крайкомов КПСС был закреплён номер или даже два. В отсуствие самого этими номерами свободно пользовалась многочисленная семья, члены которой часто навещали Москву, и дети, что было совсем не редкостью, учились в московских высших учебных заведениях.

Вторая причина - безопасность Конференц-зала. Мнимая или действительная. Но как бы то ни было, а в Конференц-зале стали проводить различные собрания и совещания. Не таскать же, право, всех подряд в официозный Кремль!? В гостинице всё выглядело более демократичным.

В то время вопрос восстановления Храма Христа Спасителя на месте бассейна "Москва" еще только робко-робко пробивал себе дорогу. Дело двигалось туго. Но когда демократизированные попы заговорили об восстановлении права Церкви на главный храм России, который, как известно, испокон веков был в Кремле, там не на шутку испугались. Лужкову срочно было дано соответствующее указание, и тот возглавил отвлекающую стройку нового Храма Христа Спасителя.

Нам отвели просторную комнату в стилобате гостиницы, по соседству с этим Конференц-залом. Как потом оказалось, в этой комнате коротали время дежурные шофера. Там даже был плохонький телевизор и два просторных дивана с комлектами постельных принадлежностей. Шофера были очень недовольны тем, что у них отняли эту комнату. Недовольна была и женская половина трудового коллектива...

На несколько лет шофера вместе со своими начальниками куда-то сгинули. А потом опять всплыли и те и другие. К тому времени мы уже съехали. Так что дело разрешилось ко всеобщему удовольствию мирно. Всё вернулось на круги своя.

Крепостной Матвей Кондратьевич был тёртый служака

Он лично обслуживал "дорогого Леонида Ильича" Брежнева ещё в те далёкие времена, когда тот возглавлял компартию Молдавии. Гостиницей он рулил по-военному, зеркально повторяя все теже методы управления, которые применялись и к нему самому. Вернее, которым он сам подвергался со стороны всех вышестоящих начальников.

Система требовала порядка и неукоснительного исполнения указаний и приказов. Любая инициатива не просто подавлялась, она строго наказывалась. Начальства было много, и все норовили руководить. Просто какой-то руководящий зуд! Поэтому от хозяйственников требовалась постоянная проворность и известная изворотливость, чтобы...Зачем нужна изворотливость, все и так знают.

А ещё нужна была трусость. Понятное дело, так вопрос никогда, нигде и никем не ставился. Но это подразумевалось самой системой и царившими в неё нравами. И чем выше по иерахической пирамиде была должность, тем трусливее становился служитель системы. Ему было, что терять на самом деле. Но это не всё.

Демонстрируя трусость, он тешил грозное начальственное представление о собственном величии. А когда проносило, он оттягивался, наслаждаясь трусостью собственных подчинённых.

17 августа (суббота) ушла на распаковывание перевезённого, замену розеток под компъютерные штепселя с заземлением, расстановку столов и вынос ненужных диванов, тумбочек и шкафов. Наиболее трудоёмким оказалось освобождение комнаты от огромного чистошерстяного ковра. Там, где работали компьютеры и прочая оргтехника заряды статического электричества были совсем нежелательны. Кроме того, без этой исторической роскоши в комнате задышалось намного легче.

18 августа (воскресенье) я пришёл в гостиницу один и всего на пару часов, которые потратил на сопоставление вариантов организации рабочих мест сотрудников.

В понедельник 19 августа 1991 страну "запутчило" и началось...

С самого утра радио и телевидение стало рассказывать о ГКЧП. Смотрелось всё это как какая-то пародия. Особенно веселил народ лидер ГКЧПистов с дрожащими руками. Потом пошли репортажи с улиц и площадей столицы. С мест пошли телеграммы о поддержке ГКЧП и не поддержне оного. В Москве стали распространятся слухи, один несуразнее другого...

Наш Крепостной забился в угол своего кабинета и неотрывно смотрел телевизор, пытаясь сообразить, что происходит и чью сторону принять. Он ждал указаний по телефону. Но все без исключения телефоны молчали.

Когда я пришёл в гостиницу, меня тут же пригласили в его кабинет. Испуганный до смерти Крепостной сообщил, что договор с нами он разрывает, потому что, вы сами видите, какие дела в стране разыгрываются. И он просто опасается. Он был на грани истерического срыва.

Пришлось его успокаивать единственным пригодным в такой ситуации методом. Истерика гасится криком, угрозой или даже пощёчиной. Так истериков обычно и переводят в другое состояние, когда они уже могут что-нибудь да соображать.

Я как следует прикрикнул на него, напомнил ему, что нашу фирму он нашёл не на улице. И что собственно его дело в событиях телячье. Продолжай заниматься своим делом. Нужен будешь, тебя найдут...

Крепостной мгновенно успокоился и согласился со всеми моими доводами. Я вдруг обнаружил, как может этот огромного роста и могучего телосложения человек мгновенно съёживаться так, что возникало впечатление, что я разговариваю с лилипутом. Цирк!

Я ушёл к себе и продолжил заниматься обустройством на новом месте.

На следующий день ситуация стала проясняться

Главное - позиция России, которая к тому времени в бесконечных спорах и противостояниях с Центром приобрела черты чуть ли не мятежной республики. И вот как бы неожиданно России артикулировала свою неподдержку ГКЧП. Это прозвучало, как желанный сигнал к сопротивлению.

Должность Бориса Ельцына, а главное его царская натура, не оставляют никакой надежды на поддержку любого начинания, если он его не возглавляет. Хотите поддержки, отдайте лидирующее положение! Ибо, Insociabile est regnum – Царская власть не признаёт компаньонов

Улицы Москвы забурлили от высыпавшего на них народа. Бесконечные шествия, митинги.....Интересно, что народ не занимался никакими погромами, ничего не ломал и ничьей собственности не трогал. Вандализма не было. Но всё могло произойти в любой момент в такой наэлектизованной обстановке.

Упреждая возможные негативные события, демократичекие власти России перешли к захвату (охране) союзной собственности. Кто, что охраняет, то то и имеет - издавна юморят россияне.

Захватили здания ЦК КПСС на старой площади, здание академии общественных наук ЦК КПСС, пришли захватывать имущество Академии народного хозяйства при Совете Министров СССР. Но академику Аганбегяну А.Г. удалось избежать чести быть охраняемым. Захватывались, пардон, брались под охрану и другие значительные имущественные комплексы, здания и сооружения.

Ввалились и в гостиницу "Октябрьская"

Захватывать привезли чуть ли не роту вооружённых автоматами людей в камуфляжной форме, которые своими десантными ботинками первым делом напрочь   испачкали полы и лестничные трупени, покрытые белоснежным гранитом.

Вообще многое резало глаз. И несмотря на настоящие автоматы, серьёзные лица людей существенно разного возраста, выправку и т.п. команда выглядела вооружённым партизанским сбродом из плохого фильма. В дополнение ко всему возглавлял эту команду почему-то генерал МВД.

Так и есть! Они представились охранным предприятием  "Московия" при московской мэрии и проследовали в кабинет Крепостного Матвея Кондратьевича. Тот немедленно вызвал к себе своего заместителя по режиму Кутепова Юрия Алексеевича.

Захват произвели быстро и по всем правилам. Оцепили территорию по периметру, блокировали (парализовали) работу штатной охраны, с территории выпускали всех желающих и любой транспорт, но никого на территорию не пропускали. Технические и вспомогательные этажи здания быстро заполнились людьми в камуфляжной форме. Любая активность контролировалась, хотя и не пресекалась.

Всё это я узнал позднее. Занятый обустройством, я захвата не видел и ничего о нём не знал до тех пор пока ко мне не вбежал озабоченный заместитель по режиму, которого я, собственно говоря, увидел впервые. Он искал меня.

- Это вы обслуживаете нашу гостиницу в качестве консультанта по хозяйственным вопросам?
- Не только по хозяйственным, но и по всем другим, в которых у гостиницы есть потребность, - отвечаю
- Нас захватывают!
- Впервые слышу
- Выгляните из кабинета

Я увидел десятки вооружённых курящих людей в камуфляже и заметил, что в такой ситуации консультантам делать нечего вообще. Юрий Алексеевич не согласился и сообщил:

- Они хотят не силой, а мирно и по договору. Вот он. Посмотрите и Указ Президента Ельцына Б.Н. О взятии гостиницы под охрану

Я быстро прочитал пять страниц предложенного договора об охране объекта и страничку с Указом. По букве договор был вполне банальным. Но дух был вызывающим, возмутительным и даже наглым. Получалось, что гостиница со всеми её потребностями и нуждами, отодвигалась на второй и даже на третий план, а главным становились нужды и потребности самого охранного предприятия. Типичный революционный идиотизм.

Я мгновенно понял, что тект Указа обнадёживающе спасительный, но не стал разъяснять это и чтобы не терять времени, предложил встретится с грозным человеком в форме генерала МВД.

У дверей кабинета Крепостного зечем-то торчало две часовых. Комедия!

Матвей Кондратьевич тихо сидел с своём кресле и умоляюще поглядывал на телефоны. Тогда мне казалось, что люди системы сохранили способность принимать самостоятельные решения в необычной ситуации, но им мешает отсуствие свободы. Потом я многократно убеждался в том, что этим людям, "осознавшим необходимость",  никакая свобода не нужна вообще. Они не хотят, не умеют и панически боятся брать ответственность на себя.

Демократизированный генерал в чужом кабинете чувствовал себя вполне комфортно. Развалившись в кресле, он с удовольствием отдавал чёткие команды подчинённым, которые бесцеремонно  то и дело вбегали в кабинет. Какие проблемы? - спросил о меня

- Проблем нет, есть вопрос
- Валяйте, - вальяжно разрешил генерал, убежденный, что военному говорить со штатским пристало именно так
- Указ Президента выполнять будем? Или нет?

Расслабленное генеральское лицо мгновенно окаменело

- В чём дело?

- Дело в том, что согласно пункту первому Указа вашему предприятию поручено по договору взять гостиничный комплекс под охрану. И здесь возражений нет. Закавыка с пунктом два, где подготовить сам договор поручается Крепостному М.К.

- Не вижу проблем. Я сам готовил этот Указ, и Борис Николаевич его подписал. Чего ещё? Более того мы уже подготовили проект договора и подписали его с нашей стороны, - отчеканил генерал

- Повторяю. Я тоже не вижу здесь проблем, а вижу вопрос. Спасибо за подготовленный договор. Но Вам никто не поручал его готовить. Вам поручали только его заключить. Кто здесь из вас Крепостной? - я продолжаю гнуть свою линию.

- Я, -  плаксиво отозвался Матвей Кондратьевич
- Выполняйть Указ Президента собираетесь? - спросил я
- Как же это, - начал мямлить Крепостной
- Поручите подготовить этот договор мне, - поставил точку я

Генерал понял, что прошляпил. А воодушевлённый его растерянностью Крепостной быстро согласился:

- Конечно, конечно...

Генерал строго добавил:

- Но только быстро, не более 30 минут....

Мы вместе с Юрием Алексеевичем Кутеповым удалились составлять договор

В течение многих лет я исправно обходился без юриста, и все хозяйственные договоры всегда составлял сам. Моей настольной книгой был вполне добротный Гражданский Кодекс РСФСР, подписанный Хрущевым за несколько дней до своей отставки. Поэтому я почти никогда не имел договорных или там преддоговорных споров.

С появлением у нас компьютеров, мы первым делом сознали информационную базу по теме "Кадры" и "Хозяйственный договор". "Кадры" сделал наш Дима, а "Хозяйственный договор" был сделан Димой Мироненко.

Поэтому сделать проект договора не составляло труда. Юрий Алексеевич нужен был для освещения неизвестной мне информации, которую следовало бы учесть в договоре, чтобы наиболее точно отразить в нём специфические и особенные моменты.

В то время я придерживался правила не писать многостраничных договоров. Советское Право вполне позволяло делать договор на одной странице только. Советское Право было достаточно разработано для советской системы, чтобы в тексте самого договора просто делать отсылки к той или иной норме Права.

В этом концептуальное отличие римского (континентального) Права, где царит Закон, от британского (островного) Права, где царит судебный прецедент.

Договор сделали быстро. Отпечатали. Вычитали и выправили ошибки. Отпечатали начисто и понесли Крепостному.

В это время в кабинете генерал поносил союзное правительство, ЦК КПСС, демократию с бюрократией.... И вообще всех и вся подряд. Бардак , мол, развели....

Наш приход прервал эмоциональный генеральский спич на самой горячей ноте...

- Подписывайте, Матвей Конратьевич, - попросил я
- Подписывайте, - подтвердил Юрий Алексеевич

Генерал несколько раз порывался прочитать договорор. Но я не позволил ему этого сделать. Пусть потерпит, пока договор не будет подписан. Крепостной подписал, практически не читая. Он так волновался, что читать не мог. Я позвал его секретаршу Любу, которая поставила печати на обоих экземплярах договора.

- Теперь читайте и подписывайте, - сказал я, подавая договор генералу.

Тот достал очки и углубился в чтение. Договор был сделан на одной странице только. Поэтому чтение много времени не потребовало.

- Я такой договор подписывать не буду, - заключил генерал
- Договор - дело добровольное. Но у нас нет других договоров на эту тему, - тихо и ласково промолвил я

Генерал окликнул часового и приказал позвать майора, которому отдал приказ снимать людей и грузиться в машины. Территория гостиницы стала быстро освобождаться от пришельцев. Генерал стал прощаться.

- А что это за неуставные штиблеты на Вас?, - спросил я, указывая на генеральскую обувку с вентиляционными дырочками
- Да это, понимаете, августовская жара...., - смутился генерал.
- Бардак в стране, как Вы выразились давеча, не потому ли, что генералы стали искать в службе удобств? - спросил я
 
Ответа не последовало. С тех пор мы и не виделись...

Александр Лебедь о событиях путча

Записки бывалого

www.pseudology.org