Валентин Исаакович Рабинович
Береговой
Валенитин Исаакович Рабинович - Валентин Рич
С будущим космонавтом Георгием Тимофеевичем Береговым я познакомился в 1948 году в доме брата моей жены Андрея Арсеньевича Манучарова в поселке Чкаловский, впоследствии переименованном в город Жуковский.

Георгий Тимофеевич, которого все звали просто Жора, был тогда таким же, как Андрей, летчиком-испытателем ЛИИ ВВС Летно-испытательного института Военно-Воздушных Сил и к тому же соседом Андрея по лестничной площадке.

Своим обликом Жора Береговой, как, впрочем, и Андрей, больше подходил не к истребительной авиации, в которой они прослужили всю войну, а к бомбардировочной. Хороший рост, широкие плечи, плотное сложение этакий борец-тяжеловес. И двигался неспешно.
 
Однако в данном случае внешность была обманчива иначе ему не удалось бы уцелеть в схватках с немецкими асами, в испытательных полетах на пределе физических возможностей человека и машины, а впоследствии и в космосе. Без молниеносной реакции выжить там было невозможно.

2
 
Андрей Арсеньевич МанучаровО Жориной реакции в Чкаловском ходили легенды. Одна из них такая. Испытывал он как-то установленную на новом истребителе новую пушку и, пролетая возле баллона, служившего мишенью, решил поберечь боекомплект до следующего, более удобного для стрельбы подлета.
 
Едва он миновал баллон, как с командного пункта последовала команда начальника полетов: Открыть огонь! И через мгновение весь аэродром услышал разнесенный динамиками звучный баритон майора Берегового : Даю задний ход!

Но, конечно, реплика эта свидетельствовала прежде всего о независимом характере Жоры. Без такого характера летчику-испытателю ЛИИ ВВС просто нечего было бы делать в этом учреждении. На испытания туда поступали самолеты, уже прошедшие всестороннюю проверку в создавших их самолетостроительных фирмах и представленные для серийного выпуска.
 
Так что майор Береговой находился в числе тех нескольких летчиков, от которых в конечном счете зависела не только судьба новой конструкции, но и репутация ее создателя Микояна, Яковлева или Сухого, прославленных китов советского самолетостроения. Прояви слабину, поддайся давлению начальства, и завтра сотням и тысячам твоих товарищей армейских пилотов придется сесть за штурвалы недоделанных машин, поднять их в небо без гарантии благополучного возвращения.

Независимый характер, молниеносная реакция на непредвиденные обстоятельства, летное мастерство и инженерная сметка, неподкупность Жоры и его товарищей, именно это, по сути дела, обеспечивало боеспособность советской военной авиации. Но для собственной карьеры этих качеств было, видимо, недостаточно. За десять лет опаснейшей службы майор Береговой дослужился всего лишь до подполковника. И скорей всего, к пятидесяти годам был бы отправлен в отставку, если бы не начавшийся космический бум.

3
 
Когда Королев начал формировать отряд космонавтов, в первую очередь речь зашла о летчиках. Жора с Андреем вызвались сразу же, но Андрея попридержали врачи. Жора же преодолел всю полосу препятствий, несмотря на то, что был лет на десять-двенадцать старше Гагарина, Титова, Николаева, других претендентов на участие в космических полетах.

Его очередь пришла после гибели трех космонавтов в разгерметизировавшемся аппарате. Аппарат модернизировали, и необходимо было проверить возможность его использования для полетов человека. Сделать это и взялся самый опытный испытатель в отряде космонавтов.

Старый конь борозды не портит. Никаких рекордов космонавт Береговой не установил. Но его четырехдневный полет снова открыл дорогу в космическое пространство.

Что ни говори, а человеческая цивилизация похожа на самолет заднего хода у нее нет.
Источник

Оглавление

www.pseudology.org