Фатех Вергасов

"Сибирский дед" с орденом Двуречья

Как начиналось

Уже позади осталось время громких геологических открытий. Западная Сибирь однозначно определялась в качестве главного энергетического плацдарма страны. Начиналось главное - освоение разведанного, обустройство территории, создание промышленной базы. Чтобы ускоренными темпами добывать нефть и газ, прокладывать магистрали, строить жилье и соцкультбыт для людей. Все это вместе взятое должно было прежде всего замкнуться на какие-то мощные организующие структуры.

Они и появились: Главтюменьнефтегаз, Главтюменьгеология, Главтюменьнефтегазстрой... Основная функциональная задача последнего - строительство объектов нефтяной и газовой отрасли на территории поистине бескрайнего и совершенно необжитого региона.

В октябре 1964 года Барсуков назначается специальным уполномоченным Комитета газовой промышленности СССР. Задача - создание в Тюмени первого строительного главка.

В его оперативную группу вошли пять человек - представители Тюмени, Москвы, Омска. В январе 1965 года главк создается, в составе которого были организованы участки и управления, находящиеся в Урае, Сургуте, Мегионе и Тюмени.

Осенью 1966 года на их основе создаются тресты: Шаимгазстрой в Урае, Спецгазстрой и Сургутгазстрой - в Сургуте, Мегионгазстрой - в Мегионе, Тюменьгазстрой - в областном центре.

Первыми управляющими были назначены

В.Д.Чернышев, В.Б.Дурново, В.И.Кравченко, Г.И.Пикман. Чуть позже появились тресты автомобильного и водного транспорта, "Тюменьгазмеханизация". Вот так, в самые кратчайшие сроки, и была сформирована организационная структура главка. Барсукова утвердили его начальником.

В Тюмень он прибыл уже опытным организатором и профессиональным строителем. До этого уже возглавлял строительство высотных домов в Москве, хорошо освоил проектирование, работал председателем Совнаркома в Волгограде. То есть это был вполне опытный и грамотный хозяйственник, человек, умеющий работать с людьми. Но теперь была Сибирь. Совершенно новые условия работы, новые цели.

Основная задача - обеспечить опережающее освоение нефтяных и газовых месторождений, создать необходимые социально-бытовые условия для нефтяников, газовиков, геологов, строителей. Сфера практического приложения сил - полтора миллиона квадратных километров. Главные транспортные магистрали - реки. Кроме того, область оказалась чрезвычайно бедна местными строительными материалами.

Не было даже своего песка, щебня, гравия. Не менее трудно давался подбор, расстановка кадров. В начальный период освоения строительные материалы сюда доставлялись по рекам и воздуху - А.С.Барсуков был сторонником завоза строительных материалов и конструкций со стороны.

Но здесь свое решающее слово сказала инженерная служба главка во главе с Ю.П.Баталиным.

Batalin Yury PetrovichМне довелось быть прямым участником тех событий. До настоящего времени помню, как много было расчетов, инженерных и экономических поисков, размышлений. Сколько пришлось выдержать, чтобы принять оптимальное решение по развитию производительных сил области на основе местных ресурсов.

Очень помогла нам тогда проведенная в 1968 году первая научно-практическая конференция по развитию этих производительных сил с участием самых маститых ученых страны. В результате уже в конце 1968 года мы смогли сформировать четкую программу развития пионерных баз трестов, предприятий, вырабатывающих строительные материалы и конструкции.

В этот же период было начато строительство домостроительных комбинатов - в Урае, Тюмени, Сургуте, заводов по производству керамзитового гравия в поселке Богандинском, кирпичных заводов - в Локосово и Советском районе. Особенно много Барсуков уделял тогда внимания Сургуту.

Он уже в те годы понимал, что Сургут - это большие перспективы, это самое удачное географическое и экономическое расположение. Уже в то время ни у кого не вызывало сомнений, что наш город превратится в будущем в крупный экономический центр. В этом тоже большая заслуга Барсукова.

Продолжение поиска

Общая напряженная и кропотливая работа позволила в 1970 году утвердить программу развития базы строительной индустрии и строительных материалов на 1970-1975 годы. Так было положено начало плановому освоению и созданию мощностей строительной индустрии и строительных материалов в области. Учитывая острый дефицит щебня и гравия, было принято решение о строительстве дробильно-сортировочной фабрики в поселке Харп (на 800 тысяч кубических метров переработки щебня в год). Проблема заключалась в том, что не было опыта монтажа таких фабрик, а привлечь субподрядчиков со стороны было практически невозможно.

После детального рассмотрения хода строительства на месте вести монтаж было поручено тресту "Тюменьгазмеханизация", который возглавлял тогда В.Г.Чирсков - будущий глава Миннефтегазстроя. Время показало - выбор был правильным. Монтаж объекта завершили в сроки, предусмотренные планом. Вскоре его ввели в эксплуатацию. В те же годы для развития комплектно-блочного метода строительства был создан трест "Тюменьгазмонтаж". Инициатором многих полезных начинаний в те годы стал Сургут.

Именно здесь построены первые установки по выпуску перлита, по изоляции труб теплотрасс в битумно-керамзитовой оболочке. Здесь же были внедрены многие инженерные новшества по освоению нулевых циклов зданий и сооружений, положено начало индустриализации строительства нефте- и газопроводов.

Среди новаторов - тогдашние молодые инженеры и руководители А.В.Касьянов, Л.Ю.Рокецкий, М.Б.Собсович, В.И.Павлов, А.П.Холмогоров. В Сургуте же была создана и первая в стране научно-производственная фирма "Сиборггазстрой".

А.С.Барсуков глубоко вникал в ход строительства пусковых объектов, его цепкая память держала в уме состояние дел в каждом тресте и управлении, он очень хорошо разбирался в людях, не боялся доверять молодым.

В то же время был строгим.

За глаза мы его ласково звали "Дедом".

Авторитет этого человека был непререкаемым. Нас просто поражало, как умел он из многих вариантов, решений выбрать единственно правильное, причем с расчетом на перспективу, на будущее. Между тем объемы подрядных работ у нас ежегодно росли на 20-25 процентов.

А по мере роста объемов значительно увеличилась и роль субподрядных организаций, расширялась география строительства. Задача стояла все та же - обеспечить опережающий ввод в эксплуатацию объектов обустройства нефтяных и газовых месторождений, строительство магистральных нефте- и газопроводов, обеспечить своевременный ввод жилья и объектов социального назначения.

В рамках решения этой глобальной задачи Главтюменьнефтегазстрою не только с нуля пришлось начинать создание базы стройиндустрии, но и вести застройку молодых городов - Урая, Сургута, Нижневартовска, Нефтеюганска, Надыма. Создавать в них всю социальную сферу - школы, детсады, больницы, дворцы культуры, прокладывать автомобильные дороги, осуществлять инженерное обустройство.

The Order of the Two Rivers - First Class, Civil Division, sash badge (L) and breast star (R) (Copyrightę H.M. The Queen)Ясно, что при таких объемах традиционные методы строительства были непригодны, нужны были иные инженерные решения. Вот так и зародился тогда комплектно-блочный метод строительства Сибири.

Начинали его освоение А.С.Барсуков, Ю.П.Баталин, И.А.Шаповалов, В.Г.Жевтун, Г.И.Шмаль, А.Я.Беккер, Я.М.Коган и многие другие. Аналогов этому методу не было.

1970-й год. А.С.Барсукова отзывают в распоряжение Министерства. Он назначается руководителем контракта по строительству газопровода в Ираке.

За досрочный ввод этого газопровода в эксплуатацию Алексей Сергеевич был награжден высшим орденом Ирака - орденом Двуречья.

Кстати, этим же орденом был награжден и А.Н.Косыгин - тогдашний Председатель Совета Министров СССР.

Особой гордостью Главтюменьнефтегазстроя были его кадры.

Именно из этого главка выросли известные всей стране крупные руководители: Ю.П.Баталин, В.Г.Чирсков, А.Я.Беккер, Игольников, управляющие трестами Чернышев, Пикман, Тригубенко. И все они в той или иной мере прошли школу Барсукова.

Прошло уже более 35 лет со времени создания Главтюменьнефтегазстроя.

В 80-е годы главк выполнял ежегодно объемы работ, превышающие миллиард рублей. И никогда не допускалось срыва по вводу производственных мощностей. Без преувеличения можно сказать, что он был одной из тех структур, на плечах которой и поднялся энергетический комплекс Сибири.

Муравленко Виктор ИвановичАдминистрация Тюменской области достойно отметила вклад в становление и развития нашего нефтегазового комплекса таких руководителей, как В.И.Муравленко, Ю.Г.Эрвье, Д.И.Коротчаев, Ф.К.Салманов. К сожалению, в этой плеяде почему-то недостает фамилии Алексея Сергеевича Барсукова.

Между тем именно он оставил незабываемый след в развитии капитального строительства, заложил прочный фундамент в становление и развитие ведущих отраслей территории. Уверен, что преемники наших дел, молодежь, должны знать, кто создавал трудовую славу Тюменского нефтегазового комплекса, закладывал его основу.

Бережное отношение к прошлому, трезвый анализ сделанного - основа будущих успехов нашего пути в завтра. Ни в коем случае нельзя недооценивать опыта предшественников.

Ибо, смею утверждать, мировая практика шестидесятых-восьмидесятых годов не имела аналогов по созданию в кратчайшие исторические промежутки времени такого мощного индустриального потенциала, который в сложных природно-климатических условиях создали сибиряки.

Среди этих создателей на самых ключевых позициях был и Алексей Сергеевич Барсуков.

По материалам газеты "Сургутская трибуна"


01 сентября 2001, суббота
Тюменские известия
Они считают его своим учителем

Вчера в областном центре по ул.Республики №59 была открыта мемориальная доска в память о выдающемся организаторе нефтегазового строительства в Западной Сибири, первом начальнике ордена Ленина Главтюменьнефтегазстроя, заслуженном строителе РСФСР, участнике Великой Отечественной войны Алексее Сергеевиче Барсукове.

В честь 95-летия со дня его рождения состоялся митинг, который открыл вице-президент Тюменского областного общественного фонда им.В.И.Муравленко В.Ф.Медведев. На митинге выступили мэр Тюмени С.М.Киричук, первый заместитель председателя областной Думы И.П.Маров, первый секретарь обкома партии тех лет Г.П.Богомяков, первый главный инженер Главтюменьнефтегазстроя Ю.П.Баталин, министр строительства предприятий нефтяной и газовой промышленности В.Г.Чирсков, начальник Главтюменьгазпрома Е.Н.Алтунин, генеральный директор Главтюменьнефтекомплектгазстрой А.И.Торчинский и многие другие соратники Алексея Сергеевича, считающие его своим учителем. Накануне Дня работников нефтяной и газовой промышленности память о Барсукове собрали их вместе.

А.С.Барсукову были отданы воинские почести


24 августа 2001, пятница
Изяслав ШТЕЙН
Главный стержень жизни

ТАНКИ шли к оврагу. Но первым сюда примчался командир дивизии. Не замечая рвавшихся снарядов, он, стоя на краю обрыва, оглядывал местность, оценивая обстановку. Потом жестко сказал Барсукову:

- С ходу нам не взять: далековато до того края, да и ров глубокий. Но мои машины должны пройти именно здесь. Нужен мост или что там придумаете - ваше дело. Не переправите танки с началом темноты - расстреляю...

Резко развернул машину и уехал. Барсуков понимал, что это не пустая угроза. Но не ее он боялся. В угрозе комдива он почувствовал обреченность тех, к кому эти танки прорывались, шли на подмогу, он боялся, что своей нераспорядительностью, растерянностью затормозит этот прорыв. Что значила по сравнению с этим одна его жизнь?..

И он сделал все, что мог. В ход пошли шпалы от разрушенного путейского участка, бревна от разбитых домов, подвозилось все, что можно было уложить в переправу.

Потом Барсуков на ходу консультировал командиров танковых подразделений: на какой скорости должны двигаться машины и какую дистанцию друг от друга при этом соблюдать.

2

Танки прошли без потерь, несмотря на обстрел. Это был сорок первый год на Северо-Западном фронте. Тогда начальник шестого управления военно-полевого строительства тридцатипятилетний Алексей БАРСУКОВ получил свою первую награду - орден Красной Звезды. Он бы так, наверное, и продолжал строить доты, дзоты, мосты, переправы, другие оборонительные сооружения, если бы не срочный отзыв с передовой в г.Электросталь, что в Подмосковье, где получил назначение на должность начальника особой строительно-монтажной части №17.

Как говорится, попал из огня да в полымя. Видать, в то тяжелое время военная продукция, которую поставляла на фронт семнадцатая особая, имела огромную ценность. Алексей Барсуков, молодой инженер-строитель, еще до войны не один год проработал на руководящих должностях в оборонных отраслях тяжелой, авиационной, судостроительной промышленности, так что опыта ему было не занимать.

Даже в первый послевоенный год Алексей Сергеевич еще продолжал тянуть военную лямку: работал в Москве старшим инженером-диспетчером Главдальстроя Министерства строительства военных и военно-морских предприятий.

3

Но дарование, талант Барсукова как крупного руководителя особенно ярко раскрылись лишь после того, как он, отдав много сил и стараний работе в ряде трестов, в Волгоградском и Курском совнархозах, на сооружении высотных зданий в Москве и даже какой-то год пробыв по нездоровью на пенсии, снова "пошел в бой": принял в 1964 году предложение министра газовой промышленности страны Алексея Кирилловича Кортунова выехать в Тюмень для организации строительного производства в связи с открытием уникальных месторождений нефти и газа.

Не пройдет и года, как он станет руководителем Главного управления по строительству предприятий нефтяной и газовой промышленности в Тюменской области - Главтюменнефтегазстроя. Это было спецзадание сродни фронтовому.

А КАК ВСЕ начиналось? Вот что рассказал об этом периоде своей жизни сам Алексей Сергеевич сценаристу и режиссеру Б.Рычкову из "Советского экрана", работавшему над полнометражным фильмом "Интернациональный долг": "Приехал в Тюмень в мае 1964 года. Там ничего не было. Есть такой город Сургут. Теперь это город. Тогда там было три лошади, один самосвал и тридцать четыре или тридцать пять человек.

А в Тюмени прожил около семи лет. Когда оттуда уходил, это было в семидесятом году, то оставил двенадцать трестов. Хозяйство огромное. Тюмень есть Тюмень. Ох, какая это была работа! Страшно просто. Здесь при мне четыре города создано. Я ими занимался: Сургут, Урай, Нижневартовск, Надым. А ведь там нельзя было никак, кроме как на вертолетах и самолетах. Мороз 56 градусов. Я ведь, как приехал, спал на столах в исполкоме Ханты-Мансийском..."

В короткие сроки под руководством Барсукова была создана оперативная структура, способная обеспечить прирост мощностей на основе передовых технологий. Сооружение новых газовых магистралей и нефтяных трубопроводов ускорило развитие нефтегазовой промышленности и создание в стране нового топливно-энергетического района.

4

О значении всего сделанного Барсуковым написано немало: и о том, в каких труднейших условиях Заполярья работали специалисты главка, и о том, как наращивались объемы работ, а строительные управления превращались в тресты, и об огромном значении блочно-комплектного метода в обустройстве нефтегазовых объектов, внедрение которого дало возможность стране получить на год раньше срока тридцать миллионов тонн нефти, и многое другое. Только о нем самом как об уникальной личности написано мало: о его характере, человеческих качествах, о приемах и методах работы с людьми как основе успешной производственной деятельности, об авторитете руководителя, о манере поведения.

Из рассказов Игоря Александровича Шаповалова, бывшего в то время начальником СУ-19, его главного инженера Владимира Григорьевича Жевтуна, ставших лауреатами Ленинской премии за освоение и внедрение блочно-комплектного метода, начальника планово-экономической службы главка заслуженного экономиста РСФСР Алексея Федоровича Сергиенко, заместителя начальника управления субподрядных и спецмонтажных работ Асфана Хурметовича Мухаметзянова, заслуженного строителя РСФСР, а также начальника четвертой сургутской автобазы Петра Николаевича Кротова, бессменного секретаря начальника главка Анны Ивановны Хохловой и других его соратников, помощников, "окруженцев", как сейчас говорят, тех, кто хорошо знал его и с кем мне удалось встретиться, встает образ требовательного и вдумчивого руководителя, профессионала высокого класса, заботливого и умного воспитателя подчиненных, особенно молодежи, скромного и душевного человека, сумевшего добиваться психологической совместимости с каждым, с кем он сотрудничал.

Поступки Деда, как любовно называли Барсукова все работавшие с ним, его беседы и даже отдельные фразы, которые они запомнили, имели большое значение при выполнении подчиненными поставленных задач.

5

Барсуков начал с нуля. Вначале в главке было всего полторы тысячи строителей. За годы его "правления" возникли мощные тресты, работающих стало более 26 тысяч. Прибывали специалисты из многих районов страны: из Башкирии и Татарии, Казахстана и Азербайджана. В частности, из Башкирии на должность главного инженера главка приехал Юрий Петрович Баталин. Молодой и старый, разные по характеру, нередко взрывной Баталин и спокойный, основательный в решениях Барсуков, они удачно дополняли друг друга.

Строители стали выходить на газовый Север, на новые месторождения. Первый газопровод с Тазовского месторождения, потом Игрим, Медвежье, Надым...

Владимир Викторович Бородзич, работавший в те годы первым секретарем Тазовского райкома партии, не раз встречался с Барсуковым, которому министр Кортунов поручил сооружение первого экспериментального газопровода Газ-Сале - Тазовское. Алексей Сергеевич оперативно решал все возникавшие вопросы, связанные с этим строительством, значение которого трудно переоценить. Тысячи тонн угля ежегодно в тяжелых условиях Крайнего Севера завозились сюда для нужд населения. С пуском газопровода все изменилось. Газ пошел сперва в котельную больничного комплекса, потом на рыбокомбинат и, наконец, в квартиры жителей рабочего поселка.

БЫВШИЙ первый секретарь Березовского райкома партии, а затем секретарь парткома Главтюменнефтегаза Виктор Павлович Бирюков в своей книге "Годы и люди земли Тюменской" с теплотой вспоминает о встречах с Барсуковым и его большой роли в подготовке к работам по строительству газопровода Надым - Пунга и развитии новых месторождений - Северо-Игримского, Похромского, Надымского.

6

Алексей Сергеевич наряду со старыми опытными кадрами привлекал к новому делу молодых специалистов, учил их своим методом убеждения, доказывая каждый раз, что на первом плане должно быть дело. Вот, казалось бы, маленький штрих. Народ готовился встречать новый, 1966 год. Шаповалов, руководивший тогда управлением, занимавшимся сантехмонтажом, тоже, как и все, наряжал дома сыну елку. Телефонный звонок: "Игорь Александрович, - голос Барсукова, - через две недели в Нефтеюганске, как вы знаете, должен сдаваться важный объект, корпуса уже построили, а сантехники-то нет".

"Я понял, к чему он клонит, - вспоминает Шаповалов, - и говорю: "Алексей Сергеевич, так ведь все отмечают новый год, сегодня уже тридцать первое, самолеты же не летают..." "Да, тяжелый случай: не летают самолеты. Единственный выход подсказываю тебе: иди пешком..." Раз такое дело, нашли мы самолет, вылетели на место и на объекте установили сантехническое оборудование. А как иначе? Мы не могли позволить себе ослушаться Деда..."

- В аппарате главка, - рассказывает Мухаметзянов - я проработал тридцать два года, при семи начальниках. Имею возможность сравнивать. Алексей Сергеевич - человек особого склада. Он никогда не принимал поспешные, необдуманные решения. И хотя я был моложе его более чем в два раза - мне 28, ему 59 лет, он не считал возможным поучать меня, да и других: делай, мол, так, делай этак. Он воспитывал в нас самостоятельность. Делаю не так - он ругает, а как надо, не говорит, не учит. А когда я сам докопаюсь до сути - он доволен.

Однажды прямо-таки достал меня: ругает без конца, я ему говорю: "Может, мне, Алексей Сергеевич, заявление написать?" "С чего бы это?" - спрашивает. "Да что бы я ни делал, вы все недовольны, все ругаете. Даже настроение портится". Посидели, помолчали. Он говорит: "Это хорошо, что я тебя ругаю. Вот когда перестану это делать, тогда и пиши заявление, а сейчас - за работу". На моей памяти он никого не уволил. А выполнения заданий требовал жестко.

7

Раз в квартал - обязательный выезд со всеми начальниками отделов на северные объекты. Проверку их состояния проводили тщательнейшим образом. По итогам составляли протокол, который затем являлся, как правило, планом на будущее. Вечером все за столом. Дед всех слушает, отвечает на вопросы, или принимает решения, или ставит новые задачи. Помню, я выписал командировку на десять дней. Алексей Сергеевич зачеркивает "десять", пишет "тридцать". Дескать, работы в тундре хватает, надо все делать основательно.

А потом вдруг на моей докладной записке о ходе работ на строительстве газопровода Газ-Сале - Тазовское пишет критическую резолюцию о том, что, несмотря на мои неоднократные выезды на место, дело движется медленно. Позже вызывает: "Ты получил мою бумагу?" "Получил". "Так кто же виноват?" Я ему бухнул: "Да вы и виноваты. Кто меня-то послушает? Я же людьми не командую!.." "Вот тут ты прав. Сейчас одиннадцать (он посмотрел на часы), к двум дня собери всех причастных к этому газопроводу.

Все зафиксировать протоколом и каждому исполнителю передать, я проверю..." Работы резко ускорились, и мы сдали первый построенный в области газопровод вовремя. Таких примеров много. Я благодарен судьбе за то, что прошел школу Барсукова...

- Он постоянно работал в самых трудных условиях, приближенных к боевым. Это одержимый и неутомимый, мудрый и добрый человек, - делится со мной своими мыслями Анна Ивановна Хохлова, - не успеет прилететь из одной северной командировки, наутро собирается снова, несмотря ни на какие морозы. Алексей Сергеевич всегда был в седле. И все чувствовали, что он делает большое дело, и очень уважали его. Когда он входил - все вставали. Он меня учил работать и отвечать за порученное дело. Трудовой старт, взятый мной в главке, до сих пор продолжается, но уже, разумеется, в другом месте. Я работаю и боюсь остановиться...

8

И Алексей Сергеевич не мог остановиться: для него не были преградой ни жестокий сибирский мороз, ни жестокая южная жара. Около двух лет Барсуков работал в Ираке. Тюменский опыт выдающегося мастера здесь пришелся ко двору - под его руководством наши и местные специалисты пустили нефтепромысел "Северная Румейла". О непререкаемом авторитете Алексея Сергеевича среди иракцев можно писать книгу. Высшую награду этой страны орден Двуречья вручили ему за неоценимую помощь в освоении нефтяных богатств Ирака. Это была поистине заслуженная награда после орденов Ленина и Трудового Красного Знамени, которыми он был отмечен за доблестный труд.

НАГРАЖДАТЬ достойных - это, разумеется, очень важное, воистину справедливое дело. Но вот сохранился такой документ из июня 1969 года. За подписью секретаря Тюменского обкома КПСС в комиссию по установлению персональных пенсий при Совете министров СССР была отправлена бумага с просьбой увеличить размер персональной пенсии союзного значения Барсукову А.С.

Последний абзац этого письма звучит так: "В настоящее время по состоянию здоровья т.Барсуков оставляет работу. Учитывая его заслуги в создании в стране нового топливно-энергетического района, а также то, что на его иждивении находится больная жена, а сибирские условия требуют дополнительных затрат на жизнь, обком КПСС просит увеличить т.Барсукову А.С. размер персональной пенсии до 170-180 рублей...".

Такое было время. Всесильный обком партии не мог на месте выкроить лишних полсотни рублей в месяц, чтобы поддержать заслуженного человека... Странно, не правда ли?

Сейчас иное дело. Нынче при существующих фондах, и в первую очередь благотворительного фонда поддержки ветеранов нефтегазового строительства, созданного по инициативе руководства ОАО "Стройтрансгаз", Алексею Сергеевичу существенно бы помогли, не опасаясь нарушения финансовой дисциплины...

Но это в прошлом. Ровно семнадцать лет назад новое месторождение нефти, открытое в Ямало-Ненецком округе, по праву назвали Барсуковским. Большая честь.

Верны памяти Алексея Сергеевича ветераны нефтегазового строительства. Областная Дума, губернатор области и администрация поддержали их инициативу о проведении в сентябре нынешнего года областных мероприятий, посвященных 95-летию со дня рождения Алексея Сергеевича Барсукова.

Мы не вправе забывать таких легендарных людей из нашей совсем недавней героический истории, с которых молодежь может делать жизнь.


www.pseudology.org