Юрий Фельштинский

Кто бы мог подумать такое о Льве революции ?!

Слева направо - Литвиненко, Березовский, Закаев и ФельштинскийПубликуемый ниже документ - письмо Л. Д. Троцкого от 19 июля 1937 года своей жене, - Н.И. Седовой-Троцкой, - хранится в архиве Троцкого в Хогтонской библиотеке Гарвардского университета, фонд bMs Russ 13.1 (10598-10631), папка 8. Машинописная копия письма хранится также в международном институте социальной истории (Амстердам), в фонде бумаг Троцкого и его сына Льва Седова "социалистический интернационал большевиков-ленинцев" (SIBL). 

Публикуется впервые. Следует отметить, что в том же 1937 году Троцкий вел очень личный дневник, предназначавшийся только для глаз Троцкого и Н.И. Седовой и что этот дневник, видимо, Троцким или его женой был впоследствии уничтожен. Письмо от 19 июля 1937 года уничтожено не было. Более того, в копии оно было переслано в Амстердамский архив. Это дает основания предполагать, что и Троцкий, и его жена не возражали против оставления этого письма потомкам.

Публикуя этот единственный в своем роде документ, мы предоставляем читателю право самому сделать выводы о личности автора письма, одного из вождей русской и мировой революции.

Доктор исторических наук Юрий Фельштинский
Бостон

Это письмо отправляю другим путем 19/VII 1937 [г.], 13 часов.

Сейчас буду обедать. - После того, как отправил тебе письмо, мылся. Около 10 1/2 приступил к чтению старых газет (для статьи) , читал, сидя в chaise longue под деревьями, до настоящей минуты. Солнце я переношу хорошо, но для глаз утомительно. Нужны, очевидно, темные очки. Но как их купить без меня? Почти немыслимо. 

В воскресенье Ландеро хотели пригласить меня на завтрак, но я спасся, приехав сюда поздно. Возможно, что такое приглашение последует в следующее воскресенье. Имей это в виду, если приедешь сюда до воскресенья: платье и пр[очее]. Мне придется, видимо, ехать, как есть: к столь знаменитому бандиту они отнесутся снисходительно, но жена бандита - как-никак дама, одним словом, леди, в задрипанном виде ей не полагается ездить к лордам. 

Прошу сурьезно учесть! Сейчас буду есть собственноручно пойманную рыбу, потом залягу отдыхать часика на два, затем совершу прогулку. 

Физическое самочувствие хорошее. Моральное - вполне удовлетворительное, как видите, из юнкерского (58-летний юнкер!) тона этого письма.

Обедать не зовут. В среду поеду, вероятно, в Пачука - отправить письма, поговорить по телефону или послать, в случае .надобности, телеграмму. Опасаюсь, что не застану тебя дома. Но я смогу провести в Пачука часа 2-3 и дождаться тебя. 

Могу приехать до 9 часов утра и, следовательно, застигнуть тебя наверняка, если ты не будешь уже в Корнавана. - Кстати: ты говорила, что поедешь дня на два. Этого абсолютно недостаточно. Надо оставаться до восстановления обоняния. Здесь на этот счет условия неблагоприятные.

Обедал. Лежа, читал Temps. Заснул (недолго) Сейчас 3 1/2. Через 1/2 часа чай. Отложить прогулку? А вдруг дождь. Пожалуй, пойду сейчас. - Наталочка, что вы делаете теперь? Отдыхаете (от меня) ? Или у тебя операция? Опять флюс? Как бы хотелось, чтоб ты оправилась полностью. Как бы хотелось для тебя крепости, спокойствия, немножко радости.

С тех пор, как приехал сюда, ни разу не вставал мой бедный хуй. 

Как будто нет его. Он тоже отдыхает от напряжения тех дней. Но сам я, весь,- помимо него,- с нежностью думаю о старой, милой пизде. Хочется пососать ее, всунуть язык в нее, в самую глубину. 

Наталочка, милая, буду еще крепко- крепко ебать тебя и языком, и хуем. 

Простите, Наталочка, эти строчки, - кажется, первый раз в жизни так пишу Вам.

Обнимаю крепко, прижимая все тело твое к себе. Твой Л.

Ниже - фрагменты из вышеприведенного письма, написанные рукой Троцкого


Lev Trotsky

 


Протест против публикации письма Троцкого Фельшинским и его ответ

C некоторым запозданием мы получили несколько писем с протестами и возражениями по поводу публикаций, связанных с освещением конференции по русской порнографии в Южнокалифорнийском университете и письма Троцкого своей жене Н.Седовой. Запоздание, надо думать, вызвано легким шоком от публикаций. Пока народ пришел в себя... Часть писем носит моральный аспект с позиции: "а еще интеллигентные люди", где основным аргументом является отсылка к детям, которые вдруг прочтут и увидят (на это мы, видимо, ответим в следующем номере).

Но одно письмо является, по существу, политическим манифестом. Написано оно тремя учеными из Массачусетского технологического института, выдержано в строгих тонах и добротном стиле. Ругательств нет, но есть недвусмысленные обвинения публикатора в предвзятости и нелюбви к Троцкому, в попытке его унизить и замолчать его действительно ценные и немеркнущие для человечества идеи. По содержанию письма троих ученых сразу видно, что они очень симпатизируют Троцкому. Товарищ Сталин давно бы организовал в Масс. технол. институте небольшой процессик по делу о параллельном правотроцкистском центре. Но - товарища Сталина давно нет. Впрочем, как и Троцкого. В Америке есть небольшие группы троцкистов, они имеют свои издания. Казалось, этим увлекаются американские леваки. Но, оказалось, что нашими соседями-троцкистами являются почти (бывшие) соотечественники.

Один из подписавших письмо, господин Феликс Крейзель (Felix Kreisel) даже держит свой сайт, посвященный Троцкому (называется очень революционно - романтично (Iskra Research Publishing House - это одновременно и название издательства, выпускающего на коммерческой основе труды Троцкого), в котором кумир представлен обширно: от биографии, до библиографии. Странно только, что Крейзель на сайте не объявляет своего имени и его приходится вычислять по Емеле. Чего опасаться-то? Разве что клонирования товарища Сталина. Ниже мы приводим это письмо и ответ на него Юрия Фельштинского.

signed by:
Mikhail Fridberg fridberg@psfc.mit.edu
Felix Kreisel fjk@psfc.mit.edu
Yuri Rokhman rokhman@psfc.mit.edu

Уважаемый господин редуктор

Вы недавно поместили на страницах Вашего электронного журнала публикацию известного американо-русского историка Ю. Фельштинского, содержащую письмо Льва Троцкого к своей жене, Наталье Ивановне Седовой. Публикация этого письма представляет собой не только грубую нападку на личность Троцкого и его жены, но также является унизительной для Ваших читателей. Это письмо является глубоко интимным и очевидно не предназначенным для посторонних глаз. Под давлением обстоятельств, хорошо известных г-ну Фельштинскому (частые переезды четы Троцких из-за государственных преследований, моральные потрясения, обрушившиеся на Наталью Седову, и пр.) это письмо не было уничтожено, как все остальные личные письма.

Г-н Фельштинский утверждает, будто найденное им в Гарвардском архиве письмо предназначалось Седовой и Троцким для публикации. Однако Наталья Седова после смерти мужа опубликовала ряд статей о Троцком и даже целую книгу-биографию. Она напечатала все, что сочла нужным сказать обществу о своем муже-революционере.

Г-н Фельштинский сделал свою научную карьеру на использовании исторического и политического наследия Троцкого. Он опубликовал на русском языке целый ряд книг самого Троцкого и сборников материалов Левой Оппозиции ("Сталин", "Преступления Сталина", "Дневники и письма" и др.). Обычно, такого рода публицисты, редакторы трудов какого-либо политика или историка, пытаются расхвалить печатаемый ими материал, привлечь к нему внимание новых читателей. Фельштинский делает наоборот: в своем подборе материалов, вводных статьях и заметках он пытается умалить значение идей Троцкого и доказать их бесплодность и фальшивость.

Например, в книге "Преступления Сталина", написанной Троцким в 1937 году и посвященной печально известным Московским Процессам, Фельштинский соизволил опустить целый ряд глав и разделов. В примечаниях к этой и другим книгам Троцкого Фельштинский позволяет себе высмеивать суждения автора, хотя вынужден признавать их фактическую верность. В некоторых из своих примечаний, например в ссылке на книгу Троцкого "Преданная революция - Что такое СССР и куда он идет?" Фельштинский прямо лжет в целях занизить значение этого фундаментального исследования о природе СССР ("Преступления Сталина", стр. 280).

Давая выход своим политическим предрассудкам, Фельштинский в своих публикациях пытается отвести внимание читателей от рассмотрения идей Троцкого (см. например его статью в газете "Новое Русское Слово", 29 мая, 1998). Книги Троцкого издавались и продолжают издаваться в разных странах на всех важнейших языках мира. Сторонники этих идей продолжают защищать его наследие. С крахом сталинизма у русского читателя выяснился огромный интерес к этим книгам и идеям, отчасти именно потому, что они были раньше строго запрещены. Вакуум информации был, к сожалению, в последний период заполнен частичными, выборочными, часто попросту злонамеренными публикациями, изданными политическими противниками Троцкого, например Волкогоновым, Васецким и Фельштинским. Г-н Фельштинский вероятно полагает, что даже запачканный им ореол личности Троцкого достаточно интересен, что он сможет продолжать на нем зарабатывать.
По всем этим причинам мы просим вас, господин редактор, опубликовать это письмо и в будущем обратить внимание ваших читателей на важное в наследии Троцкого, на его идеи, теории и книги, a не на его личную и интимную жизнь.

Felix Kreisel
Mikhail Fridberg
Yuri Rokhman

Письмо в редакцию

Многоуважаемая редакция!

Прочитал обстоятельное письмо Ф. Крейзеля, М. Фридберга и Ю. Рохмана. Мне бы хотелось ответить на фактическую его часть, опустив идеологическую сторону. Вопрос о публикации этого письма не был прост ни для меня, ни для редакции журнала "Источник" (N 2, 1998), где это письмо было впервые обнародовано. Тем не менее я решился на эту публикацию по следующим причинам.
В предшествующие годы мною были опубликованы следующие тома Л. Д. Троцкого:
 
Архив Троцкого. "Коммунистическая оппозиция в СССР, 1923- 1927", в четырех томах, тираж 100.000 экз.;
"Сталин", в двух томах [Том 1, Том 2] , несколько изданий, общий тираж более 250.000 экз.;
"Дневники и письма", несколько изданий, более 5.000 экз.;
"Портреты революционеров", несколько изданий, более 45.000 экз.;
"Преступления Сталина", 5.000 экз.;
"Письма из ссылки", 2.500 экз.;
"Trotsky's Notebooks", 1933-1935, в соавторстве с американским историком Ф. Помпером, тираж 1.200 экз.
 
(Книга Троцкого "Коминтерн после Ленина", выпущенная троцкистами в Москве, должна была выходить под моей редакцией, но в связи с отказом троцкистов поместить мое предисловие - кстати чисто технического характера - о6 истории книги, и заменой его своим предисловием, крайне тенденциозным и политическим, я попросил снять с титульного листа мое имя, и эта просьба была удовлетворена).

Публикация мною этих одиннадцати (двенадцати) томов (в настоящий момент готовятся к изданию еще три тома материалов 1927- 1928 годов) давала мне моральное право на единоличное решение вопроса об обнародовании личного письма Троцкого.

Я не утверждал (и не утверждаю), и здесь очевидная фактическая неточность Ф. Крейзеля, М. Фридберга и Ю. Рохмана, что данное письмо предназначалось Троцким или Н. Седовой для публикации. Тем не менее, письмо столь личного характера не просто не было уничтожено Седовой после 1940 года, а было сдано в Гарвардский архив. И не просто сдано в архив, а еще и скопировано. И не просто скопировано, но с пересылкой копии в архив Международного института социальной истории в Амстердаме, где оно хранится в машинописном виде в бумагах Н. Седовой. Наконец, такая же машинописная копия этого письма хранится еще и в Гарвардском архиве (у рукописного письма, хранящегося в иностранном архиве, всегда меньше шансов быть прочитанным, чем у машинописного). Очевидно, что сама Н. Седова, вопреки мнению Ф. Крейзеля. М. Фридберга и Ю. Рохмана, сделала все от себя зависящее, чтобы предназначить это письмо "для посторонних глаз". Поэтому утверждение, что это письмо "не было уничтожено, как все остальные письма, "под давлением обстоятельств" неправильно. Несмотря на все "обстоятельства" это письмо было по указанию Н. Седовой размножено.

Я считаю некорректным указание Ф. Крейзеля, М. Фридберга и Ю. Рохмана на то, что я "сделал свою научную карьеру на использовании исторического и политического наследия Троцкого". Слово "использование" в данном подтексте подразумевает корысть. Я занимаюсь разработкой архивов Троцкого с 1984 года. В в то время эта кропотливая и тяжелая работа не была популярна ни в среде русской эмиграции, ни, тем более, в СССР. Рассчитывать я мог лишь на малотиражные безгонорарные издания, как и было до 1989 года, когда, благодаря личной инициативе и мужеству всего лишь одного российского издателя - директора издательства "Терра" С. Кондратова, эти книги стали издаваться в СССР большими тиражами. Вместе с тем я изучал не только архивы Троцкого, но и архив Международного института социальной истории в Амстердаме, русские архивы Гуверовского института при Стенфордском университете, Бахметьевский архив Колумбийского университета и т.д. Из всех моих изданий по понятным причинам, на которых я не буду останавливаться, "повезло" Троцкому.

Несправедливо указание Ф. Крейзеля, М. Фридберга и Ю. Рохмана на то, что при публикации мною книги "Преступления Сталина" я "соизволил опустить целый ряд глав и разделов", в том виде, в котором она была опубликована Троцким на основных европейских языках. Книга не предназначалась для издания на русском (иначе бы Троцкий сам ее и издал). Ряд глав книги ( нужно иметь в виду, что мы говорим не столько о книге - в буквальном смысле слова, - сколько о сборнике статей) был опубликован в "Бюллетене оппозиции" Троцкого. Это и было той единственной причиной, по которой эти статьи не вошли в изданную мною книгу, причем в примечаниях о каждом таком пропуске было сообщено с указанием номеров и страниц журнала "Бюллетень оппозиции", где статьи были опубликованы.
В предисловии к книге "Преступления Сталина" я подчеркнул, что мною издаются только тексты, не публиковавшиеся ранее на русском языке, в том числе в "Бюллетене оппозиции", и что вместо исключенных глав мною в виде приложений даются другие статьи Троцкого о московских процессах, ранее на русском не публиковавшиеся (в общей сложности 60 книжных страниц).

В книге "Преступления Сталина" в прим. 37 на стр. 280 мною указано, что книга Троцкого "Преданная революция" на русском языке опубликована не была "и как таковая в архиве отсутствует". Это очевидная ошибка, историю которой мне трудно сейчас проследить. Книга "Что такое СССР и куда он идет" мне хорошо известна (на русском она выходила тремя изданиями: в 1972 и 1990 годах в Париже под названием "Что такое СССР и куда он идет?" и в 1991 г. в Москве под названием "Преданная революция"). Видимо, эта сноска относилась к сборнику статей "Искаженная революция" (русский вариант: "Сталинская школа фальсификаций") и при наборе книги "Преступления Сталина" была отнесена к названию "Преданная революция" вместо "Искаженная революция". По крайней мере злого умысла в этой ошибке не было.

Наконец, мне хотелось бы коснуться вопроса о том, что я "продолжаю зарабатывать" на Троцком. Гонорары за издания Троцкого мне заплатило только издательство "Терра" за книги "Архивы Троцкого" и "Сталин". Эти гонорары были невелики и не окупали расходов, связанных с копированием материалов архивов Троцкого. Все остальные издания Троцкого, книг и статей, как в США, так и в России, были и остаются безгонорарными. При этом мне хотелось бы заверить читателей, что моя работа над наследием Троцкого носит исключительно научный характер. Я ввожу в научный оборот те тексты, которые ранее не были опубликованы на русском языке.
Ю. Г. Фельштинский, доктор исторических наук

Троцкий Л.Д. Остальные сочинения

www.pseudology.org