Речь товарища Фурера.

(Заседание двадцать третье 7 февраля 1934 г., утреннее)


 Молотов (председательствующий). Заседание съезда объявляю открытым. Слово имеет товарищ Фурер.

 

Фурер (Донбасс). Товарищи, доклад товарища Кагановича со всей силой подчеркнул неразрывную, органическую связь организационной практики партии с ее генеральной линией. И нужно сказать, что доклад товарища Кагановича, сделанный на высоте принципов ленинско-сталинской теории, дающий блестящий анализ организационных задач большевизма в эпоху Сталина, является наилучшим этому подтверждением и примером.

 

Даже самое первое впечатление делегатов съезда (а доклад товарища Кагановича нам всем придется изучать в повседневной работе) говорит о том, что этот доклад явится ярким теоретическим документом, созданным на этом съезде в развитие исторического доклада и установок товарища Сталина.

 

Делегаты этого съезда, работники районов и политотделов, работники решающих участков социалистической индустрии и колхозного строительства, с жадностью слушали простые и вместе с тем величественные слова товарища Кагановича о повседневной работе вождя нашей партии товарища Сталина.

 

Партия пришла на этот съезд с величайшими победами, и мы, работники мест, больше чем кто-либо знаем, какую огромную роль в этих победах, достигаемых подчас в очень трудных условиях, сыграл субъективный фактор, конкретные, оперативные указания ЦК нашей партии и товарища Сталина. Вследствие недостаточной бдительности, промахов в тех или других районах и краях, и в области промышленности ив области работы на селе, складывалась чрезвычайно сложная, трудная, напряженная обстановка. Казалось, трудно исправить положение, но как часто в такие моменты мы получали непосредственно в районы четкие и ясные телеграммы товарища Сталина, сразу указывающие, как именно в данной конкретной обстановке нужно мобилизовать партийную организацию и рабочие массы для того, чтобы сломить сопротивление классового врага в добиться большевистской победы.

 

Мы, работники района, можем сказать, что еще никто на этом съезде с такой исчерпывающей ясностью и простотой не рассказал нам о повседневной работе нашего Сталина, как это сделал в своем блестящем докладе товарищ Каганович.

 

И если Лазарь Моисеевич говорил о том, что зачастую партийные собрания являются школой для молодых членов партии, то нужно сказать, что его доклад явится для всех нас, для партийного актива, коммунистическим университетом сталинского стиля работы.

 

Товарищ Каганович иллюстрировал в своем докладе организационную работу партии рядом примеров и особый упор сделал на Донбасс. Насколько я помню, он сказал, что постановление ЦК партии об угле стало основой для перестройки всей нашей работы. Совершенно справедливо отметить этот участок работы нашей партии, ибо здесь наиболее ярко отразилось организационное оперативное вмешательство ЦК и товарища Сталина, день за днем мобилизовывавших парторганизации Донбасса на разгром саботажа и сопротивления решениям партии, на организационную перестройку, приведшую к безусловным победам.

 

Товарищи, этот пример особенно характерен тем, что в Донбассе больше, вероятно, чем где бы то ни было, чувствовались пренебрежение и недооценка организационного вопроса.

 

Наряду с этим в Донбассе мы имели беспримерно отсталое, безрукое руководство, как его характеризовал ЦК партии в своем постановлении. Мы имели довольно значительную категорию людей, которых ЦК назвал носителями канцелярско-бюрократического метода руководства.

 

Почему Донбасс находился в прорыве по углю? Вы знаете, что совсем еще недавно партия поставила себе задачей механизировать Донбасс. Это было еще во время приезда в Донбасс комиссии во главе с товарищем Молотовым. Силы классовые распределялись именно по этой баррикаде, по линии механизации. Враги партии организовывались против механизации, сопротивлялись превращению полукустарной шахты в современное социалистическое предприятие, в подземную фабрику, но под непосредственным руководством ЦК партии механизация была в Донбассе проведена. Мы получили новую силу для развития угольной промышленности.

 

Одновременно совершенно реконструирован был быт Донбасса: созданы новые города, новые очаги культуры, новый уровень культурно-бытовых условий для пролетариев. Было поднято силами всей страны снабжение донбасских рабочих; была реформирована зарплата, давшая огромное увеличение бюджета горняков. И, несмотря на это, добычу в Донбассе лихорадило. Добыча в Донбассе была подвергнута стихийным явлениям. Добыча была сезонной: к лету, в связи с текучестью рабочей силы, она падала, зимой ее задерживали различные стихийные явления.

 

В основе этого прорыва, несмотря на блестящие условия для развития угольной промышленности, созданные партией, было непонимание требований новой шахты, непонимание того, что в подземной фабрике нельзя работать полукустарными методами, свойственными старой шахте Донбасса, старому капиталистическому предприятию.

 

Нужно отметить, товарищи, что характерным для Донбасса об этом надо сказать здесь, на съезде было полное отсутствие организации труда в шахтах. Новые машины-врубовки, электроэнергия, проникшая в шахту, требовали совершенно новых методов организации труда. Это дело было передоверено старым специалистам. Но именно они, старые специалисты, воспитанные в условиях старой полукустарной шахты, не могли дать никакой организации труда в подземной фабрике, ибо они сами работали в свое время без машин, работали с подрядчиком, не имели представления о том, как надо по-большевистски организовать рабочую силу на основе новой техники и механизации в нашей подземной фабрике.

 

В этот момент было вынесено историческое решение ЦК об угле. И, как вам известно, оно было не только решением, а Центральный комитет обеспечил его выполнение постоянным контролем и посылкой в Донбасс бригады ЦК во главе с товарищем Кагановичем.

 

Товарищи, за эти несколько дней своей работы в Донбассе товарищ Каганович учил всех нас, как нужно конкретно, оперативно бороться за решения ЦК, какие организационные мероприятия мы должны принять для того, чтобы сломить сопротивление врага, для того, чтобы сломить саботаж, для того, чтобы наша подземная фабрика начала развивать действительно большевистские темпы.

 

Мы, донецкие работники, хотим рассказать съезду о том, как товарищ Каганович, собрав всех нас, собрав инженеров и рабочих-горняков Донбасса, вырабатывал вместе с нами до мельчайших деталей новые штаты шахты, менял ее организационную структуру, неприспособленную к условиям подземной фабрики. Мы, товарищи, можем сослаться на следующий пример, чтобы показать, до чего дошла косность канцелярско-бюрократического метода руководства в Донбассе.

 

Когда товарищ Каганович на бюро областного комитета партии поставил перед хозяйственниками и профсоюзниками вопрос, как конкретно высчитывается заработная плата для данного рабочего, ни один из директоров, ни один из профсоюзников, ни один из людей, которым партия доверила колоссальнейшие средства для выплаты зарплаты, не мог рассказать, как эта заработная плата должна высчитываться на каждого данного рабочего. Этот пример воочию показывает, насколько глубоко мы увязли в канцелярско-бюрократических методах руководства.

 

И в самых жизненных вопросах организационной структуры шахт, передвижки инженеров из канцелярии на участок, на шахту, в вопросах зарплаты, в вопросах перестройки партийной работы, в вопросах расстановки людей конкретно нас учил ЦК. И донецкие рабочие, товарищи, знают, что опыт, который Донбасс получил от работы бригады товарища Кагановича, был достигнут не только получением статистических сведений: донецкие рабочие знают, что товарищ Каганович пролезал в забои, разговаривал с рабочими, допытываясь, почему нет добычи, и затем эти выводы обобщал в той практике, которую получила донецкая организация.

 

Товарищи, те победы, которые мы имеем в Донбассе, первые победы, они были обеспечены историческим решением Центрального комитета, которое давало, по указанию товарища Сталина, новые организационные формы, новую организационную структуру для угольной промышленности. Это было подкреплено расстановкой людей.

 

В этом особенность сталинского стиля работы. Мы знаем на примере Украины, что, когда Украина выходила из позорного прорыва, решение Центрального комитета было подтверждено новой расстановкой людей, подкреплено присылкой товарища Постышева, который на конкретном примере харьковской партийной организации сумел вздыбить всю украинскую организацию на большевистскую борьбу против тех прорывов, против тех промахов, которые допустила украинская организация.

 

Присылка целого ряда новых работников, как товарищей Хатаевича, Балицкого, Попова, Саркисова и др., обеспечила новую расстановку сил в украинской партийной организации и дала возможность подкрепить конкретное решение ЦК партии людьми.

 

Каганович. Бригада Шверника очень долго работала в Донбассе и сыграла очень большую роль.

 

Фурер. Я об этом еще буду говорить. Я хочу, товарищи, сказать, что этот пример Украины был в точности повторен в Донбассе, в результате чего мы получили новую расстановку людей и укрепление шахт, и нужно сказать, что если товарищ Каганович в своем докладе, говоря о работниках политотделов, сказал, что в партии была создана такая обстановка, что люди считали для себя почетом в этой сложной и трудной обстановке пойти на село и выполнять боевую партийную задачу, то Центральный комитет точно так же создал в Донбассе такую обстановку, что для коммунистов стало почетом, уйдя из канцелярии, из рудоуправления, пойти на участок, пойти на шахту. Но если мы расставили иначе партийные силы, я хочу это и на партийном съезде подчеркнуть, то в этом мы очень многим обязаны указаниям товарища Сталина и непосредственной помощи бригады товарища Кагановича.

 

Товарищи, в чем в Донбассе выражалась недооценка организационного вопроса? Это может служить иллюстрацией к докладу товарища Кагановича. У нас искали антимеханизаторов в политических декларациях. Многие из наших товарищей думали, что найдутся такие наивные люди, которые будут выступать с открытым забралом против решений партии о механизации. А антимеханизаторы скрывались именно там, где была недооценка организационного вопроса, где не хотели по-новому работать, где не хотели по-новому организовать нашу подземную фабрику.

 

И вот, когда мы начали проводить указания Центрального комитета партии, мы увидели, насколько связана наша организационная практика с проведением генеральной линии партии, ибо вокруг каждого организационного мероприятия, даже такого, как передвижка инженеров из рудоуправлений на шахты, разгоралась жесточайшая классовая борьба, и против наших организационных мероприятий имел место бешеный саботаж, бешеное сопротивление классового врага и его агентуры. И это было прямым выступлением против политики, против решений ЦК нашей партии.

 

И если мы это недооценили, то ЦК и товарищ Сталин известная телеграмма товарищей Сталина, Молотова, Кагановича нас опять и опять возвращали к тому, чтобы донецкая организация сосредоточила свои силы и главные бои давала на организационных мероприятиях.

 

И сейчас мы можем сказать вот откуда пошел рост нашей угледобычи.

 

На XVI партийном съезде товарищ Сталин говорил о тех резервах, которые таятся в недрах нашего советского строя. Эти резервы нередко находятся под спудом бюрократизма. Но ежели разбить бюрократические узы, ежели развить организационную работу, эти резервы выйдут наружу и создадут новые условия для расцвета того или другого участка нашей работы.

 

Эти резервы творческая энергия, творческая инициатива масс. И мы, донецкие работники, можем сейчас рапортовать партийному съезду о том, что мы в известной мере сумели выполнить это указание товарища Сталина и развязать эти резервы, сумели, развивая организационную работу, поднять новые творческие пласты донецкого пролетариата и этим обеспечить рост работы наших шахт.

 

Я хочу в нескольких словах остановиться на организационной практике нашей работы в Донбассе.

 

Наша печать, товарищи, освещала уже так называемый горловский опыт. Я хочу в двух словах об этом сказать. Товарищ Саркисов на областной Донецкой партийной конференции совершенно правильно оценил этот опыт как одну из форм организационно-массовой работы нашей партии. Мы можем сказать, что лозунг, который оставил нам в Донбассе товарищ Каганович, дойти своими мероприятиями до самого отсталого рабочего, мы в значительной мере выполнили путем этих организационных мероприятий. За 45 месяцев рабочие района отработали на нужды культурно-бытового строительства в порядке общественности около 200 тыс. трудодней. Это показывает, в какой мере мы организационно-массовую работу развернули на этой новой основе.

 

Товарищи, если кто из вас был этой осенью в Донбассе, то видел, как тысячи и десятки тысяч рабочих везли к себе на дом овощи. И работа, проведенная Донецким обкомом, по инициативе и настоянию товарища Саркисова, заключалась не только в поднятии материально-бытового положения рабочих, в развитии рабочих огородов, это была большая организационно-массовая работа, которая подняла такие слои отсталых рабочих, к которым мы до того еще не подошли.

 

Мы сейчас, для того чтобы дойти до самого отсталого рабочего, организовали во время партийного съезда поход наших рабочих-пропагандистов в рабочие квартиры, к тем рабочим, которые не ходят на наши собрания. Я хочу сказать, что за годы пятилетки совершенно изменилось лицо этих отсталых рабочих. Совершенно не может быть и речи о том, что это темные, забитые, безоглядно работающие, механически выполняющие свою работу, не знающие, что делается вокруг лих, рабочие. Теперь понятие отсталого рабочего нужно брать в сравнении с Изотовым, Мурашко, Степаненко, Валейниковым и др.

 

Тысячи новых людей выросли в Донбассе и являются пролетариями нашей новой сталинской эпохи. И именно в связи с тем, что у нас выросли новые рабочие, к нам, к нашей организационной работе, к нашему руководству предъявляются большие требования, требования более сложные.

 

Товарищи, в своем докладе товарищ Каганович говорил об огурце, о том, как у нас продают в магазинах огурцы. Это маленький, как будто, вопросик, но он поднимает очень большую практическую проблему. Директора и партийные секретари наших предприятий часто думают, что за стенами предприятия кончается обслуживание рабочих. Это, товарищи, наихудший вид функционалки. Именно за стенами предприятия, в столовой, в рабочем клубе, в магазине разрешаются часто вопросы, непосредственно связанные с производством. Именно поэтому мы должны поставить как одну из основных задач в нашей организационной практике организацию жизни рабочего.

 

Возьмите шахтный поселок. Если рабочий приходит в столовую и получает там плохой обед, то у него нет ведь возможности пойти в другую столовую. Если его плохо обслуживает магазин, у него нет возможности выйти за пределы поселка и попасть в другой магазин, если плохо работает клуб, нет возможности возместить это в другом месте. Именно поэтому перед нами стоит огромная задача повседневной организации жизни рабочего. Тут надо действительно с корнем вырвать всякие элементы функционалки. Нас, товарищи, рабочие не проверяют сейчас на политической линии.

 

Для рабочего, скажем, если взять, к примеру, горловского рабочего, жившего недавно в грязном капиталистическом поселке, около полукустарной шахты, для него наша политическая линия ясна не только из постановлений, не только из резолюций. Он видит, как вокруг этого, когда-то хищнически эксплуатируемого маленького поселка вырос огромный завод Синтез красавец коксо-химический завод, мощная шахта Сталина, вырос новый город с дворцами культуры, с больницами и т. д.; рабочий видит тут нашу политическую линию в действии, он ее знает и поддерживает.

 

Но нас на местах он, наш новый рабочий, проверяет на конкретных вопросах: на ремонте квартир, на организации клубов, на организации магазинов и столовых. И тут организационная практика нашей партии имеет огромнейшее значение и выдвигает перед нами новые задачи.

 

Товарищи, на основе побед первой пятилетки неслыханно выросла активность рабочего класса и колхозников, растут их творческие силы, развивается творческая инициатива. Это основное, что требуется для успешной борьбы за вторую пятилетку. Эти творческие силы надо по-большевистски организовать на каждом участке нашей работы. Мы не можем недооценивать организационные вопросы нашей работы. А пример первых успехов Донбасса это пример, который показывает, чего можно добиться, разворачивая правильно организационную работу.

 

Эти успехи были достигнуты под руководством и постоянным наблюдением Центрального комитета партии, по непосредственным указаниям товарища Сталина, в результате работы товарища Кагановича в Донбассе и бригады товарища Шверника, которая, как совершенно справедливо заметил товарищ Каганович, повседневно наблюдала за выполнением решения ЦК. Это все подчеркивает значение организационного вопроса.

 

Партия знает, что представители всех оппозиций в своих нападках на партию, на товарища Сталина боролись не только против теоретических указаний нашего вождя, но и против всей сталинской организационной практики, против того могучего большевистского орудия, которое мобилизовало миллионы трудящихся для исторических побед. Товарищ Каганович исключительно высоко поднял в своем докладе значение организационного вопроса в нашу эпоху в эпоху Сталина.

 

В докладе со всей силой отражена сущность работы ЦК, сталинского стиля работы. Мы на своем опыте знаем, что именно так работал наш ЦК, так работал товарищ Сталин. На этом съезде, сменяя один другого, выступали представители Москвы, Ленинграда, Донбасса, Украины работники хозяйственные, партийные, военные и другие и рассказывали, как часто в их работу непосредственно вмешивается товарищ Сталин, как он непосредственно и оперативно им помогает.

 

В этой неразрывной связи теоретической прозорливости, исторических указаний вождя и огромнейшей его организационной оперативной работы сущность сталинского стиля. Какие блестящие результаты дает овладение сталинским стилем работы, может служить пример московской организации, которая под руководством товарища Кагановича стала образцом для всех организаций партии.

 

И поэтому этот съезд партии, открывающий новую полосу битв за социализм, должен дать боевое задание всей партии и каждому коммунисту учиться и полностью овладеть сталинским стилем работы. (Аплодисменты.)