Знакомьтесь, журнал Надежда
интервью главного редактора журнала Э. Катанова редактору Мостов Р. Некталову

Эмигрировав в 1993 году в Нью-Йорк из Ташкента, Эдуард Катанов кандидат экономических наук, первый председатель Бухарско-еврейского культурного центра Узбекистана, вопреки всем прогнозам стать бизнесменом, решил открыть свой журнал. В те годы русскоязычная пресса Нью-Йорка переживала газетный бум, но Надежда, появившись на свет в январе 1996 года, плотно закрепила за собой имидж светского, авторского издания, в котором не было места перепечаткам из российской прессы, что делало честь его редактору и всему авторскому коллективу. Эдуард Катанов гость Форвертса.


Эдуард, как вы решились на такое сложное дело: выпуск журнала?

Это было непростое время. Ведь мое поколение эмигрировало в Америку, чтобы насладиться свободой, испытать во всей полноте силу и действенность Первой поправки Конституции, которой так давно и заслуженно гордится Америка. В те годы в нашей общине появились Дружба - религиозное издание, позже международная газета Мост. Мне же хотелось представить во всей полноте интересных людей моей общины, о которых мало было известно рядовому читателю. О нашем народе до эмиграции писали очень мало и по особым датам.

Скажу откровенно, отношение к вашему детищу не однозначное: кому-то он кажется излишне откровенным, некоторые наоборот склонны видеть в нем некую заданность: прославление своего соплеменника, который недополучил добрые слова в своей прежней жизни. Так или иначе, но равнодушных нет.

Я делаю все, чтобы равнодушных никогда и не было. Известно, что наша община отличается консервативностью взглядов, и, несмотря на то, что обсуждаются открыто многие темы, писать о них решаются не многие. Дескать, не удобно сор из избы выносить. Я же смотрю на все вещи предельно просто: есть проблема, значит о ней надо писать. Стараемся, правда, говорить мягко, с иронией, любя, стараясь не обидеть. У меня нет табу на темы. Главное не превращать страницы журнала в арену выяснения личных отношений, не унижать, не оскорблять, быть и оставаться интеллигентными людьми в это непростое время. И когда это удается, чувствую, что работаю не зря.

Эдуард, именно в вашем журнале появились крупным планом известные лидеры нашей общины. Согласитесь, было не принято при жизни писать о бывшем советском человеке...

Вот мы и изменили такое представление о бывшем советском человеке, которого ничего, кроме скромности не украшало. Мы представили читателям таких колоритных и интересных людей, как духовный лидер общины раббай Ицхак Иешува, основатель нью-йоркской общины Ханан Бенджамини, вице-президенты Центра бухарских евреев Давид Аминов и Рахмин Некталов. Известные певцы и артисты Мухаббат Шамаева, Малика Калонтарова, Тамара Катаева. Таким образом, сквозь призму одной личности, читатели знакомились с общиной в целом. Мне жаль, что в скором будущем не будет многих людей, тех особых отношений, которые были фундаментом духовной близости людей. Уходят из жизни люди, кем надобно гордиться нашему народу. Мне хочется, чтобы люди по праву гордились теми, кого застали при жизни.

Кто стоял у истоков Надежды?

Материально меня поддержали друзья, без которых я бы просто не состоялся. Это Борис Пинхасов, Светлана Левитина-Ханимова, Мира Мушибаева. Теперь мы делаем Надежду с Моше Сезанаевым необычайно интересным человеком, бизнесменом и видным деятелем нашей общины. С первых же дней подобрался замечательный авторский коллектив, куда вошли известные ученые, писатели, поэты, публицисты и журналисты. Я признателен им и с удовольствием хочу перечислить их имена профессор Иосиф Якубов (Лос-Анджелес), профессор Иосиф Калонтаров, профессор Леви Якубов, доцент Тавриз Аронова (Нью-Йорк), доцент Иосиф Бабаев (Сан-Диего), наши замечательные поэты Ильяс Маллаев, Михаил Завул. Ценность наших отношений определяется не материальными возможностями, а внутренним духовно-нравственным единением, интеллектом.

Помнится, как ваши первые номера верстала Елена Довлатова. В ее квартире начинались и Мост, и Надежда, и Женский мир. Ее можно с полным основанием назвать мамой бухарско-еврейской прессы.

Возможно. Мы работали с Еленой Довлатовой четыре года, и у нас сохранились самые добрые и теплые отношения. И еще хочется назвать тех, без которых журнал не стал бы таким популярным: менеджер отдела рекламы Люба Беньяминова и распространитель Исроэл Увайдов. Конечно же, и моя супруга Светлана, дети верные помощники и единомышленники.

Эдуард, благодаря вашей редакции русскоязычные читатели Америки открыли для себя целый букет молодых, начинающих поэтесс, которые написали интересные стихи. Признаться, мне не всегда понятны поэтические изыски поэтесс русского зарубежья, как недавно почтительно назвала себя, скромно опустив глаза, одна дама. (Я не говорю о стихах к некрологам или поздравлениям, это особый разговор. Н.Р.). Интересно отметить, что по-русски пишут стихи в нашей общине преимущественно женщины.

Женщины этим всё сказано, они чувствительнее, тоньше. В нашем журнале постоянно печатаются такие интересные, начинающие поэтессы, как Лариса Аронова и Александра Илазарова. Хочется подчеркнуть, что женщины нашей эмиграции достигли большего, чем мы, мужчины. Это надо признать не как наше (мужчин) поражение, а успех. Несмотря на трудности, они закончили колледжи, защитили свои дипломы и достаточно серьезно заявили о себе. Но при этом, эмиграция изменила наших, восточных женщин: не только внешне, но и внутренне. Они стали более независимыми, бескомпромиссными, одним словом, свободными. Изменения в социальной жизни не могут не отразиться и на психологии семейных отношений. Увеличилось количество разводов, инициаторами которых выступили женщины. Выяснилось, к примеру, что у кого-то была еще семья на стороне, и наши мужчины благородно не оставили их в стране исхода... Сюрпризов хватает.

Какие радости у главного редактора после выпуска очередного номера?

Два дня я высыпаюсь и не отвечаю ни на какие звонки. Потом мне звонят, предлагают материал, кто-то негодует, критикует. Не поверите, меня радует то, что журнал читают, дискуссируют. Особенно, когда пишут и звонят из других городов - Феникса, Лос-Анджелеса, Вены...

А печали?

Когда умер мой друг Ицхак Ягудаев блестящий пародист, сатирик, актер и режиссер, человек, которого Всевышний создал для смеха и веселья.

Надежда журнал двуязычный, в нем есть тексты на русском и на бухарском языках. С чем это связано?

Для меня важно охватить всю бухарско-еврейскую аудиторию, которая говорит на этих двух языках.

Что бы вы пожелали своим читателям?

Во-первых, выразить им всем большую благодарность. Для меня нет никакой разницы, какое прошлое у нашего эмигранта, кем он был в прошлой, советской жизни. Главное чтобы он почувствовал, что, поменяв страну и континент, он не потерял себя, своих друзей, что он интересен мне со своими радостями и бедами. И еще об одном. Я ратую за то, чтобы мы все стали патриотами Америки, этой великой страны, которая так много дала нам всем. Не надо терять свои культурные ценности, забывать историю, но необходимо глубоко прочувствовать особенности этого государства, чтобы стать ее полноправным членом. Мы часть этой страны. Хочу поблагодарить вас, коллега, за предоставленную возможность пообщаться с читателями уважаемой в нашей общине газеты Форвертс, и ждем встречи с вашей редакцией в Квинсе.

Спасибо. Следите за объявлением.

PS. Я уже собирался покинуть редакцию журнала Надежда, но вдруг вошла Тавриз Аронова, редактор и я не удержался спросить ее: В чем феномен этого издания?

Тавриз Аронова: Острота, злободневность, отражение реальной жизни, яркая публицистичность это составляющие нашего журнала. Еще одна особенность: ставшие традиционными встречи с читателями, которые выливаются не в обычные пресс-конференции, но, прежде всего, в искрометные концерты-диспуты. Подобные встречи стали традиционными, их ждут, их любят не меньше, чем сам журнал. Ну, а там, где есть любовь и ожидание там успех гарантирован.

Сайт Бухарских евреев


www.pseudology.org